To pre-history of the term «economy»
Table of contents
Share
QR
Metrics
To pre-history of the term «economy»
Annotation
PII
S265838870021226-1-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Nikolay Selishchev 
Occupation: Junior Researcher
Affiliation: CEMI RAS
Address: Moscow, Nakhimovskii prospekt, 47
Abstract

In the paper it is analyzed pre-history of the term «economy»    – from antiquity to contemporaneity. It is noted how  in 2022 year  changes of  the term «economy»  are happened,   shortcomings  of narrow-market  perception  of «economy»,  to that    academician V. L. Makarov  pays  attention  truly. It is studied  diversity of  types of  economies, the  possibility  of restoration  of  Ruble’s  gold standard  in  Russia, the role of  Rome-Byzantine  and medieval  Catholic canon law in  gradual development of  economic terminology.

Keywords
economy, economia, econom, currencies, gold standard, Rome-Byzantine law, Catholic canon law, Mare Nostrum, digital planning
Received
22.07.2022
Date of publication
22.07.2022
Number of purchasers
0
Views
183
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1

§ 1. Постановка проблемы

2 Напомним, что наименования основных наук имеют греческие корни, например, математика, арифметика, механика, физика, геометрия, геология, география, философия, филология, история. Почти все они возникли ещё в античную эпоху и употреблялись в значениях, вполне близких к современным. Казалось бы, термин «экономика» – аналогичный. Однако это не так. В древности не существовало слова «экономика», хотя встречался ряд однокоренных греческих терминов, имевших, тем не менее, узкое, специализированное, значение.
3 Как это ни покажется парадоксальным, для обозначения экономических понятий применялись совсем другие термины, не связанные со словом «экономика». Если мы внимательно проанализируем античную экономическую терминологию, то мы увидим, что она отнюдь не была недоразвитой или неточной, напротив, она была сугубо конкретной и не допускала абстрактных оценок или понятий. Подобные рассуждения считались уделом философов, но никак не бюрократов, торговцев или банкиров.
4 В Средние века также трудно найти какой-либо общий термин, аналогичный современному термину «экономика» или «экономия», хотя именно в ту эпоху в сфере хозяйства, прежде всего – церковной недвижимости и финансов, стали применяться сходные термины.
5 Как отмечали советские учёные, термин «политическая экономия» первым употребил лишь в 1615 г. Антуан де Монкретьен (Montchretien) (около 1575–1621), французский экономист, представитель меркантилизма (Советский…, 1987, с. 827).
6 Но и это новшество, скорее всего, не носило сколько-нибудь революционного характера, а возникло на основе средневекового католического канонического права. Ниже (см. § 9) мы увидим косвенные доказательства этому предположению.
7 В хозяйственной и финансовой терминологии стран Европы и России термины «экономика» и «экономический» начинают появляться лишь в XVIII–XIX веках и сначала выступают как узкоспециальные, далёкие от современных обобщающих понятий.
8 Таким образом, анализ предыстории термина «экономика» позволит нам проследить развитие самого понятия, обозначаемого этим термином. Слишком широкое или, напротив, слишком узкое современное понимание термина «экономика», определённые стереотипы, связанные с этим термином, могут существенно затруднять объективный анализ. Вот почему изучение предыстории термина «экономика» может содействовать более точному определению самого понятия, обозначаемого этим термином.
9

§ 2. Недостатки узко рыночного понимания термина «экономика» – справедливое замечание академика В. Л. Макарова. Изменение термина «экономика» в 2022 г. Золотой стандарт. Цифровое планирование. Возврат к древнеримской Mare Nostrum – возможный тайный мотив современной западной экономической стратегии

10 Современная эпоха слишком расширенного понимания термина «экономика» привела к логической неточности, к необходимости уточнять – какая именно экономика имеется в виду в том или ином случае. В то же время, с 1990-х гг. стремление к уточнению термина незаметно привело к сужению горизонта исследований, к шаблону мышления, когда стали говорить и писать только о «рыночной экономике», не замечая ничего другого ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем.
11 На опасность такой подмены понятий обращает внимание академик В. Л. Макаров: «В современной экономической науке доминирует представление об идеальной рыночной экономике, которая заведомо лучше всех других. Если посмотреть на содержание экономических журналов, на результаты исследований, которые порой очень изощрённы и используют тонкий математический аппарат, то ничего кроме рыночных моделей не увидишь. …По количеству населения так называемые развитые страны, на которые ориентируется мировая экономическая наука, занимают не больше 20 процентов. А что остальные пять миллиардов людей – не заслуживают научного изучения? Разнообразие типов экономики потрясающее. Но экономическая наука ограничивается относительно поверхностным их описанием и сосредоточена на сравнительном анализе, состоящем в основном в констатации степени отставания, скажем, по институциональному развитию, от развитых стран» (Макаров, 2010, с. 171).
12 Поглощённость именно идеализированной рыночной экономикой помешала ряду российских экономистов заметить решающую роль государства и бюрократии в резком, с февраля – марта 2022 г., изменении экономической стратегии Евросоюза, США, Канады, Японии. Некоторые российские экономисты в интервью средствам массовой информации по привычке продолжают восторгаться якобы надёжной валютой евро, несмотря на очевидные факты – евро не обеспечен ни серебром, ни золотом, а российские активы в банках ЕС заморожены. Однако за последние месяцы возникли и новые точные термины – «экономический блицкриг», «санкционное оружие», «санкционная лихорадка», «экономика мнимых сущностей» и противостоящая ей «экономика реальных ценностей и активов».
13

Например, Президент РФ В. В. Путин, выступая 17 июня 2022 г. на XXV Петербургском международном экономическом форуме, сказал: «Уже говорил, что экономический блицкриг против России изначально не имел шансов на успех. При этом санкционное оружие, оно, как известно, – и практика последних лет это показывает хорошо, – оно обоюдоострое. Оно наносит сопоставимый, а то и больший даже урон самим же идеологам и конструкторам его. …По оценкам экспертов, только прямые, «счётные» потери Евросоюза от санкционной лихорадки за предстоящий год могут превысить 400 миллиардов долларов. Такова цена решений, оторванных от реалий и принятых вопреки здравому смыслу. …В условиях инфляционной бури у многих развивающихся стран возникает резонный вопрос: а зачем обменивать товары на доллары и евро, которые на глазах теряют в весе? Напрашивается вывод: на смену экономики мнимых сущностей неизбежно приходит экономика реальных ценностей и активов. По данным МВФ, сейчас в глобальных валютных резервах находится 7,1 триллиона долларов и 2,5 триллиона евро, и эти деньги обесцениваются темпом около восьми процентов в год. Но, кроме того, в любой момент они могут быть ещё и конфискованы, украдены, если США что-то не понравится в политике тех или иных государств. Ну, это, по-моему, стало абсолютно реальным для очень многих стран, которые хранят свои золотовалютные резервы в этих валютах. По оценке экспертов, уже в ближайшие годы, это объективный анализ, будет запущен процесс конвертации глобальных резервов, – просто им деваться некуда при таких дефицитах, – из теряющих свою стоимость валют в настоящие ресурсы, – другие страны, конечно, будут это делать, – такие, как продовольствие, энергоносители, другое сырьё. Очевидно, что этот процесс ещё сильнее подстегнёт глобальную долларовую инфляцию» ( >>>> ).

14

Как видим, весной – летом 2022 г. возникла новая экономическая терминология. Она лишь частично использует привычные понятия и отражает сильно изменившуюся действительность, которую авторы учебников по рыночной экономике не могли себе представить.

15

Появился и термин «суверенитет рубля»– имеется в виду, что рубль может быть обеспечен и золотом, и наиболее ценными товарами, в противовес доллару, не имеющему с 1971 г. золотого паритета. 26 апреля 2022 г. секретарь Совета Безопасности России Н. Патрушев коснулся и экономических вопросов, отвечая на вопросы «Российской газеты»: « –А что нам нужно сделать для обеспечения суверенитета рубля?

– Николай Патрушев: Для суверенизации любой национальной финансовой системы её платежные средства должны обладать внутренней ценностью и ценовой устойчивостью, не привязываясь к доллару. Сейчас эксперты прорабатывают предложенный научным сообществом проект по созданию двухконтурной валютно-финансовой системы. В частности, предлагается определить стоимость рубля, который должен быть обеспечен как золотом, так и группой товаров, являющихся валютными ценностями, поставить курс рубля в соответствие реальному паритету покупательной способности.

– Подобные идеи озвучивались и раньше. Однако ряд экспертов заявляли, что они идут вразрез с выводами экономической теории…

– Николай Патрушев: Они идут не вразрез с выводами экономической науки, а вразрез с выводами западных учебников экономики. Запад в одностороннем порядке присвоил себе интеллектуальную монополию на оптимальное устройство общества и уже не первое десятилетие пользуется этим. Напомню, что шоковые реформы 1990-х годов в нашей стране были проведены строго по американским методичкам. Увлечение наших предпринимателей, вышедших из той эпохи, одними лишь рыночными механизмами без учета специфики нашей страны является фактором риска» ( >>>> ).

16 Таким образом, ныне всё активнее обсуждаются свежие экономические идеи, призванные освободить и науку, и практику, от шор рыночной экономики и частично вернуться к подзабытой эпохе меркантилизма и протекционизма XVIII – начала XX веков, к решающей роли государства и к серебряному или к золотому стандарту рубля.
17 Именно в середине XVIII века серебряный стандарт рубля и разменные медные деньги укрепляли изменчивый вексельный курс, а российская сеть вексельных расчётов была замкнута внутри страны, поэтому гигантская пирамида просроченных, необеспеченных и переоформленных векселей в Европе не оказывала никакого влияния на российскую экономику. Следуя политике строгого меркантилизма, Россия в 1763 г. отказалась принимать к оплате за своё зерно неполновесные талеры, что повлекло цепную реакцию банкротств в странах Европы. Всё это делало Россию невосприимчивой к глобальным финансовым кризисам, начиная с первого глобального банковского кризиса 1763 г. Позднее серебряный стандарт рубля стал основой гибкого курса российских бумажных ассигнаций (подробнее см. Н. Ю. Селищев, 2020 г.).
18 В конце XIX века Россия ввела золотой стандарт рубля, оставаясь одним из крупнейших в мире экспортёров зерна. Министр финансов в 1904–1905 гг. и 1906–1914 гг., председатель Совета министров в 1911–1914 гг. граф В. Н. Коковцов в своих мемуарах писал: «В 1897 г., как известно, Россия перешла на систему золотого обращения и установила в 1899 г. чрезвычайно строгие основания для выпуска в народное обращение кредитных билетов, обеспечиваемых наличным золотом, принадлежащим Государственному Банку… До самого наступления войны 1914–1918 гг. этот закон ни разу не был нарушен… Эмиссионное право, то есть выпуск кредитных билетов в обращение, принадлежало исключительно Государственному Банку, чисто правительственному учреждению, которое и располагало всем принадлежащим ему запасом в монете и слитках, обеспечивающих всё количество бумажных денег, выпущенных в народное обращение» (Коковцов, 1992, кн. 2, с. 312).
19 В. Н. Коковцов (1853–1943) был крупным банковским деятелем и лично знал влиятельных зарубежных финансистов, он доверял им, они – ему. Вполне возможно, что более подробные сведения о золотом стандарте рубля и о мерах по его сохранению содержатся в эмигрантском архиве В. Н. Коковцова: его французские потомки, поныне живущие в Париже, унаследовали одну часть его архива, а другая часть находится в столице ЕС – в Брюсселе, в бельгийском королевском музее армии. Однако музей ничего не публикует. Было бы неверно предполагать, что В. Н. Коковцов питал какие-то симпатии к идее единой Европы – в его эпоху о ней не было и речи. Дело в другом – тогдашний бельгийский король Альберт I (правил в 1909–1934 гг.) был надёжным союзником России в Первой мировой войне и после революции открыто благоволил к русской эмиграции. Современные бельгийские власти, волею судеб став хозяевами части архива В. Н. Коковцова, скорее всего, поручили изучение его ценных финансовых документов бельгийским военным музееведам, тем более, что те знают литературный русский язык.
20 Таким образом, в России в XVIII – начале XX вв. мы видим две разные экономические стратегии, с опорой сначала на серебряный, затем – на золотой стандарт, соответственно с изменчивым и, напротив, с жёстким курсом ассигнаций (кредитных билетов). Но каждая стратегия оказалась по-своему удачной, одна при меркантилизме, другая – при монополистическом капитализме и протекционизме.
21 Наконец, Средневековье и Древний мир, которые не вписываются в привычный шаблон рыночной экономики, жили и развивались только с валютами, которые имели золотой (серебряный, медный, бронзовый) стандарт и были обеспечены товарами и ресурсами. Поэтому новые экономические идеи, изложенные Н. Патрушевым, на самом деле обладают солидным научным обоснованием и вполне могут быть осуществлены в современных условиях.
22 Важно учесть особенности планирования в эпоху цифровизации, сформулированные академиком РАН В. Л. Макаровым: «Поэтому планирование в цифровую эпоху состоит из двух стадий. В стандартном планировании разрабатывается, принимается и законодательно утверждается план, который все обязаны выполнять. В новом планировании строгого окончательного варианта плана нет. В процессе выполнения принятого к исполнению плана могут появиться новые обстоятельства, при которых утвержденный ранее план корректируется. При этом следует сделать важное замечание о связи между утвержденной стратегией и планом её реализации. К сожалению, принятые раньше стратегии развития страны и регионов представляли собой документы, формально принятые правительственными органами, но не готовыми к исполнению по ряду причин. Часто там нет конкретных цифр, сроков, ответственных исполнителей. Поэтому такие стратегии мертворождённые. Стратегия становится реально выполняемой только тогда, когда она сопровождается описанным компьютерным планированием. При этом принципиально важно, что результаты расчетов, а также результаты мониторинга и практическое исполнение поступают в Координационный центр Правительства РФ, где осуществляется свой, так сказать, финальный контроль» (Макаров, 2022).
23 Эти особенности компьютерного планирования, гибкий и быстрый пересмотр ранее утверждённых планов при постоянном жёстком финансовом контроле, – позволят России не отставать и, в конечном итоге, не отстать, реагируя на любые новшества G7 и ЕС, тем более, что G7 и ЕС постоянно запаздывают, прежде всего, по двум причинам – из-за посредственной образованности и неслаженности тех, кто на деле определяет линию нынешней администрации США, и также из-за медленно работающего огромного бюрократического механизма Еврокомиссии. Этими явными слабостями успешно и только в своих целях пользуются британцы, особенно после Брекзита. Образовательный уровень тех, кто готовит проекты решений для британского премьер-министра, весьма высок, а от «лебедя, рака и щуки» (по басне И. А. Крылова) Евросоюза Лондон теперь не зависит.
24

Показательно, что в конце июня 2022 г. руководители ведущих стран Запада (т.н. «группы семи» и ещё двух руководителей ЕС) формально – по инициативе Дж. Байдена и Б. Джонсона – решили препятствовать экспорту российского золота. По оценкам британского правительства, в 2021 г. продажа золота принесла России 15,5 млрд долларов: «Gold exports were worth £12.6 billion ($15.5 billion) to the Russian economy in 2021, according to the UK government» ( >>>> , >>>> , >>>> ).

25

По существу, мы оказываемся очевидцами борьбы «экономики мнимых сущностей» с «экономикой реальных ценностей и активов». Однако налицо и перерождение экономического сознания в элитах стран Запада. Их прежний деловой подход исчез, уступив место назойливому морализаторству. Отказ от покупки золота, который так увлекает Дж. Байдена и Б. Джонсона, изумил бы великих финансистов прошлого, например, четырежды премьер-министра Великобритании Уильяма Гладстона (1868–1874, 1880–1885, 1886, 1892–1894 гг.) и дважды президента США Гровера Кливленда (1885–1889 и 1893–1897 гг.).

26

Для Гладстона золотой стандарт фунта стерлингов был чем-то само собой разумеющимся. «Золотой стандарт – это валютная система, применявшаяся вплоть до Первой мировой войны. Стоимость британского фунта была зафиксирована по отношению к другим валютам на основе его стоимости в золоте» ( >>>> ).

27

Массовый выпуск банкнот, обеспеченных золотом, был начат в Великобритании в 1855 г. [т.е. в разгар Крымской войны. – Н. С.]. Во время Первой мировой войны золотой стандарт фунта стерлингов «был приостановлен» (the gold standard was suspended), в 1925 г. восстановлен на довоенном уровне, в 1931 г., в разгар Великой Депрессии, – отменён ( >>>>).

28 «В 1925 г., желая возвратить Англии роль мирового банкира и укрепить престиж национальной валюты, оно [правительство Стэнли Болдуина, где У. Черчилль был канцлером казначейства. – Н. С.] ввело золотой стандарт, подняв стоимость фунта стерлингов до довоенного золотого паритета» (Экономическая история…, 1986, с. 247).
29 Гровер Кливленд, опытный адвокат и политик, в разгар тяжёлого экономического кризиса 1890-х гг. де-факто и без санкции Конгресса ввёл золотой стандарт бумажного доллара, что стало итогом сложных закулисных спекуляций. Сайт Белого Дома уклончиво сообщает, что Кливленд «…с помощью Уолл-Стрита сохранил золотой запас Казначейства» – «…with the aid of Wall Street, maintained the Treasury’s gold reserve» ( >>>> ).
30 Электронная «Британская энциклопедия» гораздо более откровенна, сообщая, что Кливленд «…провёл переговоры с синдикатом банкиров, возглавляемом Джоном Пирпонтом Морганом, чтобы продать правительственные долговые обязательства за границей ради золота» – «…he negotiated with a syndicate of bankers headed by John Pierpont Morgan to sell government bonds abroad for gold» ( >>>> ).
31 Важные подробности находим в дневнике графа В. Н. Ламздорфа, видного российского дипломата и в 1900–1904 и 1905–1906 гг. – министра иностранных дел России. Дневник 1895–1896 гг. (опубликованный только в 1991 г.) касается периода, когда Ламздорф был одним из ближайших помощников министра иностранных дел России (1895–1896 гг.) князя А. Б. Лобанова-Ростовского, крупного историка и архивиста.
32 12 декабря 1895 г. В. Н. Ламздорф записал: «Сомов, наш поверенный в делах в Вашингтоне, прислал телеграмму, датированную вчерашним числом: «Министры иностранных дел и финансов обратились сегодня ссудить золотом в обмен на американские фонды. Завтра сделают подробные предложения» (Ламздорф, 1991, с. 350).
33 Имеются в виду адвокаты Ричард Олни и Джеймс Карлайл, занимавшие посты соответственно государственного секретаря и секретаря казначейства США. А. С. Сомов, профессиональный российский дипломат, называл их должности в соответствии с российской служебной терминологией.
34 13 декабря 1895 г. Ламздорф цитирует новую телеграмму А. С. Сомова: «Союзное правительство предлагает купить 100 000 000 долларов и уплатить за золото государственными 4 % бонами с правом выкупа через 30 лет».
35 Поясним, что английский финансовый термин bonds (долговые обязательства, облигации) в тогдашней русской экономической терминологии переводился как «боны».
36 Ламздорф иронично комментировал американские предложения: «Однако г-н Витте не хочет отдавать золото за бумажки, но требует серебра, в котором нуждается для оплаты крупных расходов в связи с постройкой Сибирской железной дороги. Летом текущего года министр финансов уже пытался приобрести в Америке серебро, но конгресс тогда этому воспротивился. Интересно, как и чем кончится торг на этот раз?» (Ламздорф, 1991, с. 352).
37 Утром 17 декабря 1895 г., в воскресенье, В. Н. Ламздорф разбирал служебные бумаги, полученные от министра иностранных дел кн. А. Б. Лобанова-Ростовского. В числе документов была и секретная телеграмма Сомова от 15 (27) декабря 1895 г. из Вашингтона: «Министр иностранных дел [США. – Н. С.] заявил, что правительство сделало предложение, побуждаемое предположением, что Россия желает помочь ему, и зная, что помещение части её золота в бонах безопасно… Олни упомянул о старой дружбе, о предложенной Россией ссуде в 1893 г., просил ответа на предложение и спрашивал, насколько верно убеждение правительства о желании России помочь ему в финансовом затруднении. …В печати сочувственные России статьи».
38 В. Н. Ламздорф приводит и вторую, тоже секретную, телеграмму Сомова, тоже от 15 (27) декабря 1895 г. из Вашингтона, пришедшую в российский МИД, но адресованную «министру финансов» [т.е. С. Ю. Витте]. Сомов лишь переслал телеграмму, составленную неким Рутковским. Даже сотрудники издательства «Международные отношения», подготовившие научное издание дневников В. Н. Ламздорфа в 1991 г., не включили фамилию Рутковский в указатель имён и не упомянули в комментариях. По-видимому, Рутковский был представителем российского Минфина в США или сотрудником российского посольства, который специализировался на финансово-экономической тематике. Современный англоязычный Google игнорирует любые запросы на сочетания фамилий «Рутковский – Олни», «Рутковский – Сомов – Олни».
39 Судя по тексту секретной телеграммы, Рутковский был осведомлён даже о настроениях в сенате США. Приведём часть телеграммы: «Если признаем возможным взять боны примерно на сто миллионов, можно купить серебро в Нью-Йоркской бирже, продав часть бонов; остаток легко затем продать национальным банкам, нуждающимся в бонах для залога при выпусках банкнотов. Затем можно получить золото обратно частями из казначейства, предъявляя гринбеки [Greenbacks – банкноты, бумажные деньги]. Запас золота в стране 630 миллионов долларов. Правительство нуждается в золоте временно и неотлагательно для предотвращения кризиса, который отказ наш может ускорить. Рутковский» (В. Н. Ламздорф, 1991, с. 354–355).
40 Профессор Э.-Ф. Хэмфри в своей раритетной «Экономической истории США» (1931 г.) так описал панику 1893 г.: к марту ценность серебряного доллара упала до 60 центов, золотой запас казначейства был «очень низким» (very low), в течение года обанкротилось 600 банков и более 15 тысяч фирм, включая и несколько важных железнодорожных компаний, в итоге четверть железнодорожного капитала страны перешла в руки судебных исполнителей. Забастовки и марши рабочих стали общим явлением. Особенно тяжёлое положение сложилось к февралю 1895 г. «В этой ситуации президент Кливленд обратился прямо к Уолл-Стриту через дом Моргана и Августа Белмонта, в ответ синдикат банкиров Нью-Йорка и Лондона ссудил 65 миллионов долларов, с которыми казначейство купило золото, дав в обмен тридцатилетние 4-процетные боны. Не менее чем половина золота была куплена за границей…». Постепенно, лишь к 1898 г., торговый баланс США удалось выровнять (E.-F. Humprey, 1931, p. 408–410). Это именно те 4-процентные боны с 30 летним сроком, о которых речь шла в секретных телеграммах А. С. Сомова, временного поверенного в делах России в Вашингтоне.
41 По сути, США покупали золото где угодно, прежде всего, у России – ради финансовой стабильности и спасения своей экономики, а российские представители могли свободно проводить трансакции и на Нью-Йоркской бирже, и с частными банками США, и с казначейством. Демократ Кливленд настолько верил в золото, что его фракцию прозвали «золотыми демократами» (the Gold Democrats). «Золотые демократы» в 1896 и 1900 г. заключили негласную сделку с республиканцами-протекционистами, чей кандидат Уильям Маккинли оба раза победил на президентских выборах. В 1900 г. президент Маккинли подписал акт конгресса об официальном введении золотого стандарта бумажного доллара – т. н. Gold Standard Act.
42 Этот опыт сейчас, в условиях нынешнего кризиса, полезно вспомнить. Есть и более отдалённый пример – из эпохи меркантилизма XVIII века и Семилетней войны (1755–1763 гг.), когда Уильям Питт-старший, наиболее влиятельный член британского правительства, продолжал оживлённо торговать с Россией через Балтийское море и поддерживал дружелюбные отношения с кн. А. М. Голицыным, российским послом в Лондоне, несмотря на то, что Россия воевала с Пруссией Фридриха II, официального союзника Британии. Русские войска взяли Берлин, Кёнигсберг, Кольберг, русский флот установил блокаду балтийского побережья Пруссии, но Россия не затронула британских торговых интересов. Поэтому Питт не рвал с Россией и, игнорируя просьбы Фридриха, не послал на Балтику английскую военно-морскую эскадру (см. Селищев, 2020).
43 В этом смысле резкая антироссийская санкционная активность кабинета Б. Джонсона, уже нанёсшая значительный ущерб британской экономике, – это разрыв с наследием Питта-старшего и вообще – с наследием меркантилизма, хотя ещё в XIX–XX веках Питт-старший считался в Лондоне непререкаемым образцом из прошлого, когда «Британия правила морями».
44 В то же время очевидно практическое следствие морализаторства G7 и ЕС. Решение против покупки российского золота уже в ближайшее время отразится на понимании термина «экономика», когда явочным порядком возникнет группа экономик, признающих трансакции с золотом, и группа экономик, не признающих такие трансакции или препятствующих им. И размер валового внутреннего продукта той или иной страны и (или) группы стран уже не будет критерием при новом мировом разделе.
45

Косвенно это признала, но в очень осторожных выражениях, и немецкая газета «Ди Вельт» в обзорной статье «Золотое эмбарго против России? Чем это грозит инвесторам» («Gold-Embargo gegen Russland? Das sind die Folgen für Anleger»). Т. Полляйт (T. Polleit), главный экономист компании Degussa Goldhandel, предсказывает скорее "большую фрагментацию" рынка (einer „großen Fragmentierung“ des Markts). И «…не все» страны-участницы торговли золотом присоединятся к санкциям. «Ничто не помешает России переориентировать свой экспорт золота на Китай, Индию или Турцию, которые в свою очередь продадут его кому-то ещё, чтобы удовлетворять мировой спрос за золото». «Будет вполне логичным, если антизападный альянс в будущем будет в большей мере ориентироваться на золото, чтобы создать противовес доллару. Это приведет к заметному росту цены на золото. Некоторые наблюдатели предполагают сейчас, что на основе этого золота планируется создать своеобразный золотой рубль, то есть некую подкрепленную золотом "твёрдую" национальную валюту (…damit solle eine Art Gold-Rubel geschaffen werden, also eine goldunterlegte „harte“ Landeswährung)» ( >>>> , >>>> ).

46 Однако ещё более значительный сдвиг пока никто и никак не обозначил. Возврат к расчётам в золоте, к опоре на золотой запас возвращает всех в прежние экономические эпохи – от древности до меркантилизма и протекционизма, перечёркивая новейшую эпоху господства необеспеченных ассигнаций (банкнот). Необеспеченные банкноты останутся для внутренних расчётов внутри отдельной страны или группы стран – например, евро в еврозоне, фунт стерлингов в Великобритании и частично – в некоторых странах британского Содружества, доллар США – в самих США и в тех зависимых от них маленьких странах Латинской Америки, кто ранее отказался от своих национальных валют. Конечно, расчёты в евро, долларах и фунтах стерлингов останутся между странами-членами G7, а многие страны, формально проявляя уважение к этим необеспеченным валютам, будут предпочитать всё-таки пшеницу и минеральные удобрения из России и Белоруссии.
47

Опереться на реальные активы помогает цифровизация. Например, 6 июля 2022 г. на встрече с Президентом В. В. Путиным генеральный директор АО «Объединённая зерновая компания» Д. Сергеев сообщил: «… в 2021 году при поддержке Минсельхоза России и Центрального банка ОЗК инициировала на Национальной товарной бирже электронные аукционы. Они показали меньше чем за год свою эффективность, оборот составил 15 миллиардов 600 миллионов рублей. Это будет наш отечественный индекс, и мы перестанем пользоваться индексами зарубежных бирж, таких как Чикагская товарная биржа или Международный фьючерсный рынок Франции… Это именно индексы по зерну, по пшенице… Ещё активно мы с нашими партнёрами из дружественных стран сейчас переходим на оплату в национальной валюте. Так, с турецкими партнёрами у нас уже заключено несколько контрактов, последний из них – в марте этого года, оплата будет в рублях, общая сумма составит три миллиарда рублей» ( >>>> ).

48 Но ставка на продовольствие (реальный актив) была характерна как раз для древних экономик. Возможно, настоящий план G7, скрытый за морализаторской риторикой и антироссийскими санкциями, и заключается в возврате к древнему идеалу, но только – без России, в твёрдой уверенности, что на ответные меры она не способна.
49

«ЛОНДОН, 29 июня. /ТАСС/. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон считает, что политическое сообщество ЕС, предложенное президентом Франции Эмманюэлем Макроном, должно стать неким современным подобием Римской империи и включать в себя Турцию и страны Северной Африки. Об этом глава британского правительства заявил по пути на саммит НАТО, проходящий в эти дни в Мадриде. «У меня была эта идея, когда я был министром иностранных дел», – приводит в среду слова Джонсона, возглавлявшего МИД с 2016 по 2018 год, газета Financial Times . «Моя точка зрения такова, что мы должны воссоздать всю концепцию. Я думаю, что Турция должна быть там. Я думаю, что страны Магриба должны быть там, и я думаю, что мы должны, по сути, воссоздать Mare Nostrum ("маре нострум", римское название Средиземного моря – прим. ТАСС) Римской империи» ( >>>> , >>>> ). В английском оригинале – даже более точно: «I think we should basically be recreating the Mare Nostrum of the Roman Empire. That’s basically what I think. “Of course Ukraine, Turkey, Maghreb, there’s got to be a role for all of us…” (>>>>).

50 От этого плана нельзя отмахнуться только потому, что Б. Джонсон 7 июля 2022 г. объявил о своей отставке, став и. о., но не покинул Даунинг стрит, 10. Обратим внимание на оценку, высказанную 6 июля 2022 г. Чрезвычайным и Полномочным Послом РФ в Великобритании А. В. Келиным: «есть консенсус внутри британского сообщества», среди всех парламентских партий – по вопросам антироссийской внешней политики ( >>>> ).
51 Поясним: Римская империя возникла в самом конце I века до н. э. – середине I века н. э. путём легкого юридического преобразования прежней Римской республики, когда император, или носитель высшей военной власти (imperium), формально был провозглашён «принцепсом Сената» (princeps senatus), или первым среди всего Сената. Средиземное море стало для римлян «нашим морем», поскольку все его берега – от Британии и Иберии (Испании) до Финикии и Киликии, от Северной Африки (Магриба) до Галлии (Франции) – подчинялись Риму.
52 Однако Римская империя вплоть до III века н. э. опиралась на полноценную валютную систему: 1 золотой ауреус (Aureus) = 25 серебряным денариям (Denarius) = 100 сестерциям (Sestertius), первоначально серебряным, затем – латунным и бронзовым. Огромные римские латифундии были инженерно-развиты, высококачественные римские дороги и акведуки пережили саму Римскую империю. Наконец, римские армия и флот не имели соперников. То есть и в экономическом, и в военном отношении современные Великобритания и Франция – гораздо слабее Римской империи. Отметим, что в Римскую империю не входили восточные славяне, хотя и входили де-юре независимое греческое Боспорское царство (Крым и Тамань) и вольный город Херсонес Таврический (ныне – в черте российского Севастополя).
53 Во II–III вв. н. э. в Херсонесе стоял постоянный римский гарнизон из подразделений войск провинции Нижняя Мёзия и 1-го Италийского легиона, в городе проживали римские офицеры (центурион и военный трибун), городские власти чествовали римских чиновников высокого ранга из провинции Нижняя Мёзия. Мёзия (Moesia) – область между нижним Дунаем и Балканами (Труды…, 2006, с. 57, 58, 62, 74, 77, 78, 84; Советский…, с. 784). В I веке н. э. скифы осадили Херсонес. «Тогда из Мёзии направлена была экспедиция, которой руководил испытанный в Британии полководец Плавций Сильван». Наступление скифов было отбито, а в Крыму размещены римские гарнизоны (Машкин, 1949, с. 453).
54 Так Британия и Крым были связаны воедино в рамках древнеримского Mare Nostrum. Эти факты, известные и российским, и старым советским специалистам, разумеется, известны и специалистам из Оксфорда и Кембриджа, где традиционна ставка на классическое образование. Гуманитарии – выходцы из этих престижных университетов составляют костяк высшего британского бюрократического слоя – чиновников МИДа, Казначейства, руководства четырёх юридических корпораций – the Inns of Court. Именно эти чиновники планируют долгосрочную стратегию и готовят проекты решений. Кроме того, члены the Inns of Court (как адвокаты старшего ранга, или barristers, так и судьи) ведут все дела в английских судах – и общественно-значимые, и обычные гражданские, и экономические: от банковского права и судьбы оффшорных кампаний до споров об интеллектуальной собственности. Поэтому незримая власть – у руководства the Inns of Court, а не у рядовых членов Палаты Общин.
55 Напомним, что в плане, изложенном Джонсоном, и, скорее всего, согласованном с кем-то в кругах the Inns of Court, в средиземноморско-римское Mare Nostrum входит и Украина, которой, по западным меркам, должен принадлежать Крым.
56 Это объясняет, казалось бы, абсурдную стратегию Великобритании, Франции, Италии и Испании – сокращать закупки российских энергоносителей, закрыть свои порты для российских торговых судов, отказаться от их страхования, т.е. сознательно идти на огромные издержки для собственных экономик, но одновременно настойчиво высказываться только по одному вопросу – о т. н. «территориальной целостности Украины» и отрицать российский суверенитет над Крымом.
57 Так де-факто, путём решительного вытеснения России отовсюду, включая и Средиземноморье, мыслится воссоздание древнеримского Mare Nostrum – особенно с учётом римского опыта организовывать военно-экономическую блокаду (подробнее см. § 5 и § 6).
58

§ 3. Учёные, внёсшие заметный вклад в исследование древней и новой экономической терминологии

59 Основной труд, из которого мы можем почерпнуть сведения по этой тематике, – это знаменитый огромный «A Greek-English lexicon» профессоров Генри Лидделла и Роберта Скотта. Составленный по картотечному принципу ещё в XIX веке, он выдержал немало переизданий в Великобритании и США. Одно из них, нью-йоркское издание 1883 г., размещено в Интернете постранично и бесплатно.
60 Лидделл и Скотт отмечали не просто значение термина, но и где, когда, в каком памятнике, данный термин встречался. Благодаря такому методу можно проследить развитие институтов древнего мира. Составление словаря стало научным подвигом Лидделла и Скотта. Необходимо учитывать, что если между русским и греческим языками есть едва уловимое грамматическое сходство, например, обязательное изменение в роде, числе и падеже (хотя падежи не совпадают), есть и таинственное фонетическое сходство (глаголы в 1-м лице множественного числа почему-то имеют и в греческом, и в русском общее окончание), то между английским и греческим нет ничего общего. В связи с этим стоит вспомнить интервью (2005 г.) известного ветерана советской журналистики С. П. Алексеева. Он заведовал греческой редакцией радиостанции «Голос России», долгие годы работал в Великобритании, США и Греции: «Когда переходил на активный английский, то в речь вплетались греческие фразы, что ставило в тупик англичан! …У англичан греческий язык стал притчей во языцех. It’s greek for me. Это означает что-то совершенно непонятное. Ни своим написанием, ни своим произношением!» ( >>>> ).
61

Генри Джордж Лидделл (1811–1898), вице-канцлер Оксфордского университета и клирик Англиканской Церкви, одно время – придворный капеллан, автор трудов по истории Древнего Рима и составитель «Греко-английского словаря». В честь Лидделла названа улица в городе Аскот. В Оксфордском университете установлен даже памятник Лидделлу – статуя в полный рост ( >>>> , >>>> , >>>> ).

62

Профессор-лексикограф Роберт Скотт (1811–1887) был мастером Баллиол-колледжа в Оксфорде и клириком Англиканской Церкви ( >>>> , >>>> ).

63

Темой институциональной экономики в древности наиболее глубоко занимался Илья Иосифович Бикерман (1897–1981), известный во Франции и США как Элиас Бикерман (Elias J. Bickerman). Он учился в Санкт-Петербургском университете, но покинул Россию в 1918 г. – сразу после революции, в 1930-х гг. жил и работал во Франции, а после того, как её оккупировали немцы, переехал в США, где в 1952–1957 гг. был профессором древней истории в Колумбийском университете ( >>>> , >>>> ).

64 Э. Бикерман в совершенстве знал древнегреческий язык и внимательно анализировал применение того или иного термина. Его монография «Государство Селевкидов» посвящена именно эволюции институтов, в то время как события политической истории затронуты лишь частично. Монография «Государство Селевкидов» вышла в Париже на французском языке в 1938 г. («Institutes des Seleucides») и в русском переводе опубликована в издательстве «Наука» в 1985 г. с подробным научно-справочным аппаратом.
65 Темой институциональной экономики тоже в древности, но с упором именно на египетскую тематику, занимался Пьер Жугэ (Pierre Jouguet) (1869–1949), французский египтолог и специалист в области классической филологии. Он работал с французской археологической миссией в Греции, участвовал в раскопках в Дельфах и на острове Делос, сотрудничал и с Французским Институтом Восточной Археологии ( Institut Français d'Archéologie Orientale ) в Каире, который впоследствии, в 1928–1940 гг., возглавлял. Стал профессором древней истории и папирологии в университетах города Лилля и в Сорбонне, сооснователем Французского Общества Египтологии ( Société française d’Égyptologie ) и Международного Института Эллинистических Исследований (Institut international de Recherches hellénistiques) ( >>>> , >>>> ).
66 В данной статье используется парижское переиздание (1972 г.) его монографии «Македонский империализм и эллинизация Востока». В 1996 г. вышел её перевод на английский язык ( >>>> ), но в России, к сожалению, она не переводилась и не издавалась.
67

Терминологией также серьёзно занимался известный российский филолог, педагог, экстраординарный профессор Санкт-Петербургского историко-филологического института Александр Давидович Вейсман (1834–1913), переводчик и комментатор античных памятников. Он более всего известен как автор «Греческо-русского словаря», чьё 2-е издание (СПб., 1882) было удостоено Большой премии имени императора Петра Великого . «Труд Вейсмана, заполнивший важную лакуну в отечественной учебной литературе, доныне остается лучшим греческо-русским словарем и продолжает переиздаваться» ( >>>> , >>>> , >>>> , >>>> ).

68 Действительно, в 1991 г. в Москве вышел репринт 5-го издания (СПб., 1899 г.), ныне словарь размещён и в Интернете. Словарь Вейсмана составлен по тому же принципу, что и словарь Лидделла-Скотта, т. е. даётся не просто перевод, а отмечается употребление того или иного термина. Вейсман уделял особое внимание системе мер и весов, применявшейся в древности при математических и хозяйственных расчётах. Как и словарём Лидделла-Скотта, словарём Вейсмана можно пользоваться при переводах и с современного архаизированного варианта новогреческого языка (т. н. «кафаревуса»), поскольку он мало чем отличается от средневекового (среднегреческого) и древнегреческого языков.
69 Наконец, эволюцией институтов и экономической терминологии занимался Гарольд Берман (1918–2007) – автор 25 книг и более 400 статей. Он добился степени мастера истории в Йельском университете и 37 лет как профессор права преподавал в Гарвардском университете, часто посещал СССР, сам выучил русский язык, основательно занимался российским и советским правом. Газета «Нью-Йорк таймс» в некрологе отметила: «Его наиболее влиятельной работой стала книга «Право и революция» (1983 г.), которая отвергла старую идею, что современная правовая система берёт своё начало в XVI веке. Он доказал, что подъём папской власти в XI веке с её собственным каноническим правом привёл к стремительному развитию современного права» ( >>>> ). Берман работал шифровальщиком в американских войсках во время Второй Мировой войны. Вопросы права рассматривал в неразрывной связи с вопросами религии и культуры ( >>>> ). В данной статье анализируется концепция Г. Бермана, подробно изложенная в его наиболее известной книге «Law and revolution» («Западная традиция права: эпоха формирования»). Берман внимательно исследовал, как, когда и при каких обстоятельствах появилась современная западная экономическая и юридическая терминология.
70 В области юридической и экономической терминологии много сделал профессор Алексей Степанович Павлов (1832–1898). Электронная «Большая российская энциклопедия» сообщает: «…историк русского и византийского права, источниковед, археограф, чл.-корр. Петербургской Академии Наук (1873 г.)». Заслуженный (1884 г.) профессор Московского Университета. «Павлов относил церковное право к числу юридических наук» ( >>>> ).
71 В. О. Ключевский в 1888 г. назвал профессора А. С. Павлова «…одним из лучших знатоков канонического права в современной Европе» ( >>>> ). В данной статье используется современное (2002 г.) переиздание «Курса церковного права» А. С. Павлова.
72

§4. Терминология легальной экономики в древности. Появление древнего специального термина «эконом»

73 В наше время не вполне ясно, какую именно экономику имеют в виду и в Европе, и в России. За рубежом тщательно изучали фактический материал (игнорируя марксистские цитаты) и, по сути, отождествляли древнюю экономику с современной капиталистической. В связи с этим процитируем видных специалистов по античности чл.-корр. РАН, профессора Г. А. Кошеленко и д. и. н. Л. П. Маринович. В 1994 г. они писали: «И лишь в последние десятилетия «широкие массы» историков «позволили» античному обществу заиметь свой, только ему присущий, менталитет. Причины такого «нелогичного» развития исторической науки весьма серьёзны. На первый взгляд, античность поразительно напоминает западный мир эпохи раннего капитализма. Совершенно не случайно ещё совсем недавно всерьёз обсуждался вопрос о степени развития капиталистических отношений в Древней Греции или Риме (один из последних примеров – European Economic History. Vol. 1, The Ancient World. By W. I. Davison and J. E. Harper. New York, 1972). Так называемое модернизаторское направление (уподобляющее античное общество капиталистическому) в конце прошлого и первой половине этого столетия было самым влиятельным среди антиковедов. Только совсем недавно произошёл решительный поворот к тому, чтобы отличать, например, Перикла от вождя парламентской оппозиции наподобие Гладстона или Дизраэли или афинского трапезита [банкира. – Н. С.] от банкира из лондонского Сити прошлого века (подробнее см.: Г. А. Кошеленко. Экономика древней Греции в современной зарубежной литературе. – Древний Восток и античный мир. М., 1980, с. 115–128)» (Лисий, 1994, с. 8–9).
74 Таким образом, верное направление изучения, по-видимому, основано на одновременном анализе и менталитета, и экономических фактов. Тогда предыстория термина «экономика» не будет отрываться от контекста эпохи, а выводы исследования не будут идеологизированы.
75

Например, А. Вейсман не указывал, чтобы древний мир знал общее слово-термин «экономика», но перечислял однокоренные, хотя и узкоспециальные, слова: «ѝконόмос» – это, в зависимости от артикля, «управляющий (-щая), домом, хозяин, эконом»; «о ѝкономикόс» – «искусный в управлении домом или хозяйством, (хороший) хозяин»; отсюда – «та ѝкономикà» [множественное число среднего рода] – «хозяйство»; «ѝкономѝа» – «управление домом; вообще управление, распоряжение, устройство». В качестве примера расширенного значения слова «ѝкономѝа» Вейсман приводил выражение – «и перѝ то фрýрион ѝкономѝа», но «то фрýрион» – «крепостица, сторожевой пост, укрепление» (А. Вейсман, 1899, 1991, с.869, 1327). Таким образом, умелые распоряжения в маленькой крепости – тоже «ѝкономѝа», но без какой-либо связи с домом или хозяйством.

76

Г. Лиддел и Р. Скотт сообщали (Liddell, Scott, 1883, p. 1031): глагол «икономѐо» – to manage as a house-steward [house-steward – управляющий крупным хозяйством, имением], to manage, order, regulate. Существительное женского рода «ѝкономѝа» – 1) the management of a household or family, husbandry [сельское хозяйство, хлебопашество], thrift [бережливость]; 2) of a state, administration, management. Г. Лиддел и Р. Скотт в этом случае приводили выражение, обозначавшее управление свободным городом. Как видим, здесь данные Г. Лиддела и Р. Скотта почти совпадают с данными А. Вейсмана.

77

Г. Лиддел и Р. Скотт поясняли и термин «ѝконόмос» с артиклями и мужского, и женского рода: 1) one who manages a household; 2) generally, a manager, administrator. Эти пояснения сходны с пояснения А. Вейсмана.

78

Указанное Вейсманом редкое выражение «та ѝкономикà» [множественное число среднего рода] находим и в словаре Лидделла-Скотта, но как название одного древнего трактата об обязанностях по ведению домашнего хозяйства.

79 Таким образом, термина «экономика» в современном обобщающем значении древний мир не знал.
80 Э.  Бикерман исследовал огромную монархию Селевкидов, или преемников царя (312–280 гг. до н. э.) Селевка I Никатора (Победителя). Селевкиды первоначально правили бόльшей частью Малой Азии, Месопотамией, Персией, доходили до Индии и Аравии. Греко-римский историк II века н. э. Аппиан считал владения Селевка I «огромным пространством земли», а ослабевшую Селевкидскую державу – лишь «большим, но невооружённым царством», которое римляне легко захватили в 64–63 гг. до н. э. (Аппиан, Сирийские…, 49, 62).
81

Э. Бикерман отмечал: «Финансовая администрация при Селевкидах, как и при Лагидах [т. е. в Египте. – Н. С.], представляла собой особое ведомство. Во главе его стоял «начальник доходов» («о эпѝ тон просόдон»). Его представители в провинциях носили тот же титул …города также были подчинены контролю финансового чиновника». Другой царский чиновник финансового ведомства носил титул «эконома». «Этот чиновник руководил сделкой продажи домена Лаодике». «Эконом» должен был оплатить «из царского фонда» расходы по публикации на камне акта продажи. Лаодика – жена царя Антиоха II. «Эконом» получил приказ от вышестоящего должностного лица и передал приказ нижестоящему (Бикерман, 1985, с. 120–121).

82 Член-корреспондент РАН, профессор д. и. н. Г. А. Кошеленко, перечисляя эпиграфические материалы о социальных отношениях в Селевкидском государстве, упоминал и «…группу надписей относительно продажи царской земли разведённой жене царя Антиоха II – Лаодике» (Кошеленко, 1982, с. 129).
83

Сохранилась запись Антиоха II, согласно которой он продал царице Лаодике землю и «…местечки, которые окажутся на этой земле, и принадлежащих к ним людей со всеми их домами и со всем, принадлежащим им, и с поступлениями пятьдесят девятого [253 г. до н. э.] года» (Всемирная история, т. II, с. 251).

84 Напомним, что всё это делал «эконом».
85 По данным профессора П. Жугэ, в греческом Египте среди финансового чиновничества с начала II века до н. э. встречались и царские «экономы» – в каждом «номе» (или области); их контролёры (контролёр – «антиграфѐвс»); «трапезиты», или администраторы общественных касс; «ситологи», или администраторы хлебных амбаров. Название главы всего управления неизвестно, возможно, он назывался так же, как и в монархии Селевкидов, – «о эпѝ тон прагмàтон», или le preposѐ aux affaires, т.е. «служитель/исполнитель дел», где le – французский артикль мужского рода (Jouget, 1926, 1972, p. 309, 324, 326).
86

«О» – греческий артикль мужского рода единственного числа, поэтому «о эпѝ тон прагмàтон» («некий, кто при делах») и «о эпѝ тон просόдон» («некий, кто при доходах») – обязательно были мужчины.

87 Советские историки анализировали греко-египетскую «Инструкцию эконому» III века до н. э. «Эконом» должен был заботиться об увеличении царских доходов, об улучшении сельского хозяйства, о благоустройстве царских земледельцев, выслушивать их жалобы, следить за состоянием ирригации в номе, чинить каналы и плотины, проверять работу ткацких мастерских и маслоделен, контролировать торговлю и сдачу доходных статей на откуп. Проверять деятельность «эконома» должен был контролёр (Всемирная история, т. II, с. 245).
88 Итак, мы видим, что терминология древней экономики была строго конкретной, каждая должность соответствовала узкому понятию, набору определённых полномочий, не возникало ничего обобщающего, абстрактного. Древний «эконом» – это ни экономист, ни финансист в современном широком смысле, ни в коем случае не теоретик и не философ. Древний «эконом» – это, говоря современным языком, «государственный уполномоченный по продаже земельного участка в связи с бракоразводным процессом» (в монархии Селевкидов) и «начальник областного департамента сельского хозяйства и ирригации» (в монархии Лагидов).
89 Теперь обратимся к судебным речам Лисия, афинского политического деятеля (примерно 459/8 – между 382 и 375 гг. до н. э.). Речи Лисия были опубликованы в переводе и с комментариями чл.-корр. АН СССР С. И. Соболевского (1864–1963). В речи XXXII (примерно 401 г. до н. э.) «Против Диогитона» Лисий разбирал сложный случай внутрисемейной тяжбы из-за наследства сиротам, но в деле фигурировали и кредиты, в том числе и т. н. «морские деньги». С. И. Соболевский пояснял термин «морские деньги»: «Деньги, взятые под залог корабля и товаров. В случае кораблекрушения кредитор лишался своих денег и не мог обратить взыскание на другое имущество должника. Ввиду опасности потерять капитал в морском предприятии, проценты на него были особенно высоки, иногда даже выше 30…вложение сиротского капитала в морское торговое предприятие, ввиду большого риска, вообще не допускалось, несмотря на большой процент прибыли» (Лисий, с. 279, 355, 358).
90 Этот пример интересен тем, что каждой финансовой операции (каждому виду кредита) соответствовал свой термин, подразумевавший как размер процентов, так и правовые ограничения.
91 Другая речь Лисия – № XXII «Против хлебных торговцев» (примерно 387–386 гг. до н. э.) – касается доставки зерна из Крыма по Чёрному морю в Афины и ближайший порт Пирей. При высокой плотности населения и малоплодородной почве Аттика (область с центром в Афинах) зависела от привозного зерна. Спекуляция хлебом сурово пресекалась. Один из законов запрещал сразу, в одни руки, скупать больше разрешённого объёма зерна, другой закон строго ограничивал розничную цену хлеба. За нарушения хлебных законов полагалась смертная казнь. За ценами на хлеб следили особые «ситофилаки», или «хлебные приставы», как их переводил С. И. Соболевский. В конце V и начале IV века до н. э. ситофилаков было пять в Афинах и пять в Пирее. Сам Лисий, обращаясь к судьям, называл ситофилаков «должностными лицами». Однако ситофилаки следили лишь за хлебной торговлей на рынках, за розничной торговлей на рынках наблюдали «рыночные смотрители» – «агораномы» [не путать с агрономами!]. Лисий требовал наказать «торгашей, сознавшихся в своём заговоре против импортёров» (Лисий, с. 222–227, 341).
92 Итак, древних «экономов» на рынке не было, древние бюрократы-надзиратели были узкоспециализированы: «ситофилаки» – дословно «зерно-стражи» или «хлебо-хранители», «агораномы» – «рынко-законники».
93 В «лихие девяностые» нас гордо уверяли, что «рынок сам себя отрегулирует» и всякое вмешательство в священную рыночную стихию попахивает чуть ли не сталинизмом и «возвратом к командно-административной системе». Однако древний афинский рынок сам себя не регулировал, напротив, его строго регулировали. И, как результат, Афинская морская держава – одно из наиболее процветавших государств древности.
94

§ 5. Терминология нелегальной экономики в древности. Киликийско-исаврийское пиратство – малоизученный пример пиратской экономики с собственной инфраструктурой и тайной бухгалтерией. Древняя оффшорная зона на острове Делос

95 Было бы ошибкой считать, что нелегальная (теневая) экономика – это явление лишь ХХ и ХХI века. На самом деле и древний мир сталкивался с нелегальными имущественными и финансовыми трансакциями, которые направлялись теми, кто находился вне закона – греческого или римского, но прибегал к услугам легальных посредников или использовал зоны с льготным налоговым режимом. Древняя нелегальная (теневая) экономика имела свою организацию, свои институциональные формы и, соответственно, свою терминологию.
96 В нашем случае речь идёт о средиземноморском пиратстве II–I вв. до н. э., частично, но в гораздо более слабом виде, перешедшем и в византийскую эпоху. Судя по античным авторам, пиратскими краями были Киликия и соседние Памфилия, Исаврия, Писидия – весь протяжённый южный берег Малой Азии, изрезанный укромными скальными бухтами и имевший целый ряд городов-портов. Там жили племена, враждебные греко-римской цивилизации, например, исавры, киликийцы, писидийцы.
97 Пираты поклонялись фригийским богам и богиням (Саллюстий, с. 122; Хатзиантониу, с. 234) и древнеперсидским (Плутарх, Помпей, 24). Пленённые «морские разбойники», по Аппиану, во время триумфа Помпея в Риме «…шли в их национальных одеждах» (Аппиан, Митридатовы…, 116). Пираты захватили порт Сиди (в Памфилии) в 129 г. до н. э., разместив там и свой работорговый рынок, и свою судостроительную верфь (Хатзиантониу, с. 234). Уже в 1914–1964 гг. в Сиди (Сиде) были обнаружены и расшифрованы надписи, включая и монеты, на сидетком языке III–II вв.: «…Сидетский язык принадлежал к числу хетто-лувийских языков, а письменность близка к вышеупомянутым малоазийским системам письма, хотя дальше, чем они, отстоит от греческого» (Источниковедение…, 1984, с. 182).
98 Эти данные позволяют прийти к парадоксальному выводу – внешне только лишь экономический конфликт между греко-римским миром и пиратами на самом деле носил межцивилизационный характер. Анализируя причины стойкого сопротивления пиратского мира миру греко-римскому, не стоит искать лишь экономические причины, а следует обратить внимание и на религиозные: фригийские и древнеперсидские культы, распространённые в пиратской среде, были весьма экзальтированными и поэтому удивляли античных авторов.
99 Топонимы Памфилия и Писидия ушли вместе с древностью, топоним Исаврия дожил до середины Средневековья, а топоним Киликия – до современности, сохраняясь и в английском, и во французском языках. Англо-американская Википедия считает Киликию частью Леванта (…is a geographical region in the Levant ), а франкоязычная Википедия – регионом исторической Анатолии (…est une région historique d' Anatolie méridionale) ( >>>> , >>>> ).
100 Римский историк II века н. э. Луций Анней Флор в рамках своего труда «Две книги римских войн» отдельно говорил о «Пиратской войне» – настолько она была важна. Анней Флор писал о «киликийцах», или «бесчестных и свирепых разбойниках»: «В то время как римский народ разрывался между битвами в разных землях, киликийцы заполонили моря и заперли их войной, подобно буре, ослабив торговлю, нарушив соглашения между народами». В 78–74 гг. до н. э. Рим применил против пиратов военно-морскую эскадру: «Посланному сюда Публию Сервилию удалось рассеять их лёгкие и быстрые миопароны с помощью тяжёлого военного флота, но победа над ними не была бескровной. Не удовлетворившись тем, что оттеснил киликийцев с моря, он захватил их города, разбогатевшие от непрерывной добычи: Фаселис, Олимп и Исаврию, цитадель всей Киликии, и как признание своих великих трудов получил прозвище Исаврийский» (Малые…, с. 148).
101 Миопарон – один из наименее изученных типов кораблей. По смыслу, «миопарон» можно перевести с древнегреческого как «мышиное судёнышко», «мышиный кораблик», т.е. что-то юркое и лёгкое как мышь («мио»). Профессора Г. Лиддел и Р. Скотт переводили «миопарон» как «a light pirate boat» («некое лёгкое пиратское судно») (Liddell, Scott, 1883, p. 984). Аппиан упоминал, что сначала киликийские пираты «…плавали на лёгких разбойничьих судах» (Аппиан, Митридатовы…, 92).
102

По-видимому, именно этот типа корабля изображён на картине всемирно известного российского художника польского происхождения Г. И. Семирадского «Исаврийские пираты, продающие свою добычу» (1880 г.). Г. И. Семирадский уделял особое внимание тщательной реконструкции исторической обстановки и типажей. Ранее, в советское время, эта картина хранилась в Харьковской областной галерее ( >>>> , >>>> ).

103 Массовое строительство миопаронов говорит о развитой пиратской экономике и, одновременно, о хорошем знании пиратами инженерного дела.
104 Д. и. н. профессор А. И. Немировский в примечаниях к Аннею Флору пояснял, что прибрежный Фаселис «…служил базой для пиратов. Олимп – горная крепость киликийцев» (с. 348). Крепость Олимп – на вершине Тавра (Всемирная история, т.II, с. 302). Электронная «Католическая энциклопедия» добавляет, что руины Фаселиса и Олимпа – ныне в приморской турецкой провинции Анталия ( >>>> , >>>> ). По турецким данным, – близ современного курорта Кемер ( >>>> ).
105 Римский государственный деятель и историк I века до н. э. Гай Саллюстий Крисп писал («История», фрагмент 87), что исавры даже штурмовали римский лагерь. Публий Сервилий действовал беспощадно – неназванный город был им сожжён, а жители проданы в рабство. Наконец, он добился капитуляции пиратской столицы – города Новая Исавра, затерянного в горах, и сдачи «оружия и метательных машин» (Саллюстий, с.121–122). Исавра – «…идеальный разбойничий город, расположенный на вершине труднодоступного горного хребта и господствовавший над лежащей у его подножья обширной равниной Икония» (Моммзен, т. III, с.35).
106 Таким образом, пираты опирались на сеть укреплённых городов и располагали даже метательными орудиями, сооружение и применение которых требовало серьёзных математических и инженерных знаний.
107 Хотя Аппиан не знал понятия «экономика», не употреблял современного термина «экономический кризис», он описывал другими словами именно такое явление: «…Все пути оказались непроезжими, а вследствие отсутствия обмена страна стала нуждаться в изделиях ремесла. Сами римляне испытывали особенно много бедствий…» (Аппиан, Митридатовы…, 93).
108 В то же время киликийские пираты «…стали плавать уже на биремах и триерах» [т.е. на больших военных парусно-гребных кораблях с двумя и тремя рядами профессиональных гребцов], брали штурмом и грабили города, вымогали выкуп. «И эти доходы, обижаясь уже на прозвание пиратов, они называли военным жалованьем. Они имели ремесленников, насильно приставленных, и постоянно заготовляли лес, медь, железо, свозя всё это вместе. Их дух поднимался от получаемой прибыли… они сами себе строили корабли и производили оружие» (Аппиан, Митридатовы…, 92).
109 Как видим, Аппиан говорил о доходах, о прибыли, о жалованье, о труде, о сырье и материалах, но не употреблял термина «экономика».
110 Пираты занимались работорговлей с опорой на остров Делос. Делос – «крупнейший рынок рабов», «главное средоточие работорговли» уже во II веке до н. э. Греческий географ и историк (I века до н. э. – начало I века н. э.) Страбон указывал, что «…в делосском порту продавались и покупались в день десятки тысяч рабов». Через Делос шла и международная транзитная торговля. Римляне объявили Делос свободным портом, «…что нанесло огромный ущерб торговле Родоса», ранее процветавшего от посредничества. Делос был разгромлен дважды: в 88 г. до н. э. флотом Митридата VI Евпатора и в 69 г. до н. э. – пиратами, после чего «…Делос уже не мог вновь оправиться» (Всемирная история, т. II, с. 235, 256, 267, 303, 317, 320–321, 329, 410).
111 Ныне Делос принадлежит Греции, члену ЕС, евро-зоны и НАТО. Официально остров необитаем, там есть только развалины и некий музей, но нет гостиниц и телефонной связи, запрещено ночевать. Карта острова не предоставляется, есть только странное упоминание, что площадь Делоса – шесть кв. км, т.е. больше, чем в древности (возможно, за счёт новых искусственных сооружений). Наиболее вероятно, что Делос на самом деле находится в ведении греческого «Высшего военного управления материка и островов». С 2020 г. между Турцией и Грецией разгорелся и продолжается острый спор из-за газовых месторождений в Средиземном море и пределов морской экономической зоны. Сторону Греции заняли Франция и, частично, Египет.
112 Д. и. н. Я. А. Ленцман занимался темой Делоса, проследив как крошечный остров площадью в пять кв. км, с неплодородной почвой, без полезных ископаемых и без единого своего корабля «…неожиданно волею судеб превратился в крупнейший порт мирового значения». Страбон (XIV, 5, 2) подробно описал делосскую работорговлю, когда в течение дня продавали «мириадас» рабов, захваченных киликийскими пиратами. Термин «мириадас» можно перевести как «массы» и как «десятки тысяч». Возникла поговорка: «Купец, приставай, выгружай, всё продано». Резкий подъём работорговли наступил в конце 40-х гг. II века до н. э., что было связано со смутами внутри Селевкидской державы и усилением пиратства. Одним из центров работорговли также был порт Сиди в Памфилии, где пираты содержали корабельную верфь и «через глашатая» продавали пленных, открыто признавая, что те – прежде свободные люди. Я. А. Ленцман приводит древнегреческий оригинал текста Страбона (XIV, 3, 2): «через глашатая» – «апό кѝрика» (Ленцман, 1950, с. 63).
113

Это свидетельство необычайно важно для понимания древней экономической терминологии. «Кѝрикс» – «глашатай, герольд, вестник, посол» (Вейсман, с. 706). То есть у пиратов был уполномоченный чиновник, ответственный за массовую работорговлю, или некто, кто устно объявлял о продаже. Выгодные трансакции проводились ежедневно, но термин «экономика» не употреблялся!

114 Налог на ввозимые товары, или «пентикостόс» (=пятидесятая часть, или 2 % по Вейсману, с. 972), назывался по своему математическому значению, а не по товарной номенклатуре. Обезличенность терминологии облегчала и сомнительные трансакции.
115

Кроме того, Делос имел свою банковскую систему. Д. и. н. профессор Н. Н. Залесский обратил особое внимание на финансово-экономическую терминологию. «Иеропеи», или «управители храмовых имуществ», с 257 по 166 г. до н. э., принимали по акту денежную наличность от своих предшественников в присутствии высших должностных лиц общины Делоса. Иеропеи ведали и священной казной храма Аполлона («и иерà кивотόс»), и государственной казной («димόсиа»). В храмовую казну поступали средства от должников и их поручителей, от нанимателей домов, от арендаторов угодий, от откупщиков пошлин. Расходы «согласно канонам и постановлениям» шли на жалованье служителям храма, на подрядные работы, на покупку материалов. Священное казначейство предоставляло кредиты городу Делоса и частным лицам – под поручительства. Указывалась цель займа, иногда – заклада имущества. Наличная казна состояла из двух «кивотѝ» [=сундуков] и со временем стала резервным фондом, но появилась действующая касса, пополнявшаяся, главным образом, поступлениями из делосского банка – «апό тис трапѐзис тис эн Дѝло» (Залесский, 1946, с. 133–140).

116 Древний термин «трàпеза» по-прежнему по-гречески обозначает «банк» во всех значениях, даже применительно к Европейскому Центральному Банку. «Кивотόс» – «деревянный ящик, сундук» (Вейман, с. 706), в современном греческом – «ковчег». Но и ныне греческая газета с сайтом и счётом в банке может иметь в заголовке слово «кивотόс».
117 То, что происходило на древнем Делосе, можно сравнить с современными оффшорными финансовыми трансакциями, которые проводят несколько связанных друг с другом юридических лиц. Разница лишь в терминологии. Не существовало термина, обозначавшего юридическое лицо, и любое название было конкретным – например, «из банка Делоса», «священный кивотόс (сундук)» Делоса и т. д.
118 Тщательно организованная пиратская киликийско-исаврийская экономика напоминала замкнутую систему. Косвенно это признавал и римский государственный деятель и оратор I в. до н. э. Марк Туллий Цицерон. В трактате «Об обязанностях» (книга II, XI, 38) Цицерон говорил: «Также и тем, кто что-либо продаёт, покупает, отдаёт в наём, вообще заключает какие-то соглашения, для ведения дел необходима справедливость; значение её так велико, что даже те, кто существует злодеяниями и преступлениями, не могут жить без крупицы справедливости. Ибо тот из них, кто украдёт или отнимет что-нибудь у человека, вместе с которым разбойничает, не оставит для себя места даже среди разбойников, а так называемого архипирата, если он не станет делить добычу поровну, его товарищи могут убить или покинуть. Более того, у разбойников, говорят, существуют даже законы, которым они повинуются и подчиняются». В примечаниях оговорено – «архипират – главарь пиратов». Сам Цицерон в 51–50 гг. до н. э. был проконсулом Киликии (Цицерон, с. 110, 176, 209, 222).
119 Как видим, и Цицерон не употреблял термин «экономика», хотя рассуждал о купле, продаже, найме, добыче (прибыли). Термин «архипират», употреблённый Цицероном, свидетельствует о жёсткой внутренней структуре пиратства, поскольку «архи» по-гречески – «начало, начальство, правительство, власть, господство» (Вейсман, с. 202).
120 В 70 г. до н. э. видные римские государственные деятели Гней Помпей и Марк Лициний Красс были избраны консулами Рима. «По предложению трибуна Габиния Помпей был наделён чрезвычайными полномочиями сроком на три года для борьбы с пиратами» (Всемирная история, т. II, с. 375).
121 Анней Флор отмечал, что после побед Публия Сервилия (см. выше) пираты быстро оправились и «…стали устрашать неожиданными набегами берега Сицилии и нашу Кампанию [область на юге Италии. – Н. С.] на более обширном пространстве, чем раньше». Пираты соединились с давним врагом Рима – с понтийским царём Митридатом VI Евпатором, который захватил значительную часть Малой Азии, черноморское побережье Кавказа и Крым. Поэтому Анней Флор вскользь упомянул: «…война с ними [с пиратами] стала приложением к войне с Митридатом». Тогда Помпей, «…желая раз и навсегда истребить распространившуюся по всем морям заразу, выступил со сверхчеловеческими силами» (Малые…, с. 148).
122 Кроме римского флота и войск, к операции был привлечён флот греческого Родоса, крупной торговой республики. Помпей «…перекрыл вход как в Понт, так и в Океан» (Малые…, с. 148). «Понт» – от древнегреческого слова «о пόнтос» (пучина, море), в данном случае – Чёрное море, «Океан» – от древнегреческого слова «о океанόс» (большое и беспредельное море, Океан в современном значении) – Атлантика.
123 По данным Аппиана, Помпей перекрыл всё Средиземное море, начиная от «Иберии и Геркулесовых столбов» [Иберия – Испания, Геркулесовы столбы – два мыса у входа в Гибралтарский пролив] до морей, омывавших Италию, Грецию и Финикию. Были закрыты и Геллеспонт, «Пропонтида и устье Понта» [т. е. Дарданеллы, Мраморное море и вход в Чёрное море]. Всего – 25 «легатов», или командующих, 120 тысяч пехотинцев, 4 тысячи кавалеристов, 270 кораблей и огромная сумма денег на военные расходы – 6 тысяч аттических талантов. Цель – иметь всюду людей, «…которые бы выступали против пиратов и отрезали им возможность перебегать друг к другу» (Аппиан, Митридатовы…, 94).
124 По существу, мы можем говорить о тщательно продуманной военно-экономической блокаде.
125 «Помпею удалось тотчас без боя очистить море, а разбойников повсюду постепенно его полководцы захватили в плен. Сам он двинулся в Киликию с войском различных видов оружия и со многими военными машинами…». Киликийские пираты сдались, «…одновременно сдавая много оружия, отчасти готового, отчасти ещё ковавшегося: сдали они и корабли – одни ещё в стройке, другие уже спущенные, всю медь и железо, собранные с этой целью, разного рода лес, паруса и канаты, большое количество пленных, которых они держали в цепях; одних – в ожидании выкупа, других – для работы у себя… Кораблей, захваченных силой, Помпей взял 71, сданных ими самими – 306, а городов, укреплений и других пристаней – 120. Разбойников же в битвах было убито и захвачено до десяти тысяч» (Аппиан, Митридатовы…, 95–96).
126 «Обильно наполненные арсеналы и склады» пиратов были сожжены, «…всего было уничтожено до 1300 разбойничьих кораблей». Публий Клодий, «начальник морских сил» римской армии в Киликии, «…и множество других лиц, увезённых пиратами и отчасти считавшихся давно уже умершими, были освобождены Помпеем» (Моммзен, т. III, с. 82).
127 Говоря современным языком, пиратская нелегальная экономика I века до н. э. опиралась на развитую инфраструктуру с фортификационными сооружениями, собственными отраслями ремесленного производства, мануфактурами и судостроительными верфями. Несомненно и наличие огромного бухгалтерского учёта и тайных дипломатов – ведь одних пленных заставляли работать, а других освобождали за выкуп.
128 Греки и римляне не создавали новых терминов для пиратской экономики, они применяли привычные термины, говоря о тирании. Так д. и. н. Я. А. Ленцман обращал внимание на слова Страбона (XIV, 5, 10), что «…в суровой Киликии только к началу нашей эры было уничтожено многовластие «тиранов» и разбойничьи шайки» (Ленцман, 1950, с. 63).
129 Э. Бикерман цитировал редкую надпись, в которой говорилось, как Селевкидский царь Филипп II «Филоримлянин», ещё царствовавший в Киликии во времена Помпея, наградил некого Эрмию почётным титулом за то, что тот убил «двух стражей и тирана». Награждённый также получил золотую цепь (Бикерман, с. 43).
130

Эрмѝас (так, по-видимому, это имя писалось в древности в именительном падеже) принимал участие в борьбе с пиратами. Применение термина «тиран» к любому предводителю пиратов говорит именно о жёстко-принудительном характере пиратской экономики – нет ни свободных граждан, ни самоуправления и городских вольностей. Такой вывод прямо следует и из Аппиана: «…уже не считая своего занятия разбоем, они [пираты] приравнивали себя к царям и тиранам…» (Аппиан, Митридатовы…, 92).

131 Киликийско-исаврийская пиратская экономика, разумеется, не была рыночной – она ничего не продавала и ничего не покупала. Для местных нужд пираты (исавры и писидийцы), судя по скудным упоминаниям в римских источниках, что-то выращивали на полях, но о видах сельскохозяйственных культур ничего не известно.
132 Тем не менее, киликийско-исаврийская пиратская экономика, построенная на вымогательстве, кораблестроении и производстве оружия, была очень мощной. И это – пример огромного разнообразия типов экономик.
133

§ 6. Сравнение типов нелегальных экономик по профессору Теодору Моммзену

134

Первым такой сравнительный анализ провёл крупный немецкий историк и юрист профессор Теодор Моммзен (1817–1903), член Берлинской академии, автор известных трудов, прежде всего – многотомной «Истории Рима», выдержавшей в Германии с 1850-х гг. девять изданий. За неё Моммзен в 1902 г. был удостоен Нобелевской премии по литературе. Моммзен был также депутатом земельного парламента Пруссии в 1860-х и 1870-х гг. и депутатом рейхстага в 1881–1884 гг. ( >>>> , >>>> ).

135

Моммзен оказал сильное влияние на русскую науку и «безусловное влияние» даже на таких советских антиковедов, как Н. А. Машкин и С. А. Ковалёв (Моммзен, т. I, с. 8, 18).

136 Моммзен не употреблял термина «нелегальная экономика», но писал о «корсарском государстве» киликийских и критских пиратов, имевших «до тысячи судов». «...Это было государство корсаров со своеобразным духом солидарности, с прочной и весьма солидной организацией; они имели своё собственное отечество и начатки симммахии [т.е. договоров о союзе. – Н. С.] и, несомненно, также определённые политические цели. Эти флибустьеры называли себя киликийцами; на самом же деле на их судах встречались отчаянные искатели приключений всех национальностей… Это уже не была сбежавшаяся воровская банда, а замкнутое военное государство; национальность заменялась здесь масонской связью гонимых и злодеев, а преступление, как это нередко бывает, покрывалось самым высоким чувством товарищества». Древних пиратов Моммзен постоянно приравнивал к «флибустьерам», или пиратам Нового Времени (Flibustier – «морской разбойник, пират» – французский термин XVII века).
137 Древние пиратские вожди нападали на Сицилию и саму Италию, брали дань с городов, «уводили в плен виднейших римских офицеров», «…похитили из виллы под Мизеном родную сестру римского адмирала Антония, посланного для искоренения пиратства; уничтожили в остийской гавани снаряжённый против них под начальством одного из консулов римский флот», «…море было в полной власти пиратов, а вследствие этого цены на хлеб в Италии возросли настолько, что опасались настоящего голода». Киликийские леса предоставляли пиратам «превосходный материал для постройки судов», поэтому именно в Киликии находились «главнейшие верфи и арсеналы» пиратов. «Пираты ограбили поочерёдно все древние богатые храмы на греческом и малоазийском побережье...» (Моммзен, т. III, с.32, 33, 56, 73, 82).
138 Взяв сравнительный анализ Т. Моммзена за основу, можно заметить, что никогда позднее никакая теневая (пиратская) экономика не достигала таких высот. Даже знаменитые карибские пираты Нового Времени, или XVI–XVIII веков, действуя и у побережья Африки, в Гвинейском заливе с его рабами и золотом, и в Индийском океане, конечно, использовали и контрабандные связи, и дружбу с местными губернаторами, порой атаковали крепости и брали дань с колониальных городов, но всё-таки были не в состоянии сами отливать пушки, сами проектировать и строить корабли. Карибские пираты использовали лишь трофейные пушки и суда – причём суда отнюдь не самого крупного водоизмещения, поэтому старались избегать боя с военно-морским флотом крупных держав.
139 Среди кораблестроителей XVIII века отличались французы, строившие корабли для Османской империи и обшивавшие днище медью. Однако, по данным Плутарха, греческого историка I–II вв. н. э., Помпей захватил у киликийских пиратов «…девяносто судов с окованными медью носами». Пиратские флотилии «…отличались не только прекрасными, как на подбор, матросами, но также искусством кормчих, быстротой и лёгкостью кораблей, предназначенных специально для этого промысла». Пираты выставляли напоказ «…вызолоченные кормовые мачты кораблей, пурпурные занавесы и оправленные в серебро вёсла» (Плутарх, Помпей, 24, 28).
140 То есть можно прийти к неожиданному выводу, что кораблестроительные технологии развивались скачкообразно, без связи с типом экономики. Древнее пиратское государство смогло аккумулировать гигантские средства и вкладывать их в судостроение.
141 Пиратская экономика XVI–XVIII веков сосуществовала с рабством, но опиралась на лично свободных «джентльменов удачи» (gentlemen of fortune) из стран Европы, в основном – на англичан и французов. Пиратская киликийско-исаврийская экономика I века до н. э. была инженерно-развитой – с укреплениями, с метательными орудиями, но исключительно рабовладельческой с жёсткой системой принуждения и немедленного лишения пленных всех гражданских прав. Кроме того, пираты древности не боялись даже Рима – в технологическом и численном отношении пиратский флот не уступал римскому.
142 Это позволяет сделать парадоксальный вывод, что знаменитая Римская империя возникла в конце I века до н. э. не в силу каких-то закономерных процессов, а лишь благодаря случайной военной победе поздней Римской республики над киликийско-исаврийским пиратским государством, когда одна соперничающая экономика (римская) уничтожила другую (киликийско-исаврийскую). При этом обе экономики применяли долгосрочное планирование.
143 Древность не даёт нам точной статистики, есть лишь некоторые косвенные данные. По данным советских историков, «…доходы римской казны после успехов Помпея возросли с 15 млн до 85 млн денариев» (Всемирная история, 1956, т. II, с.  377). Современный греческий историк К. Хатзиантониу пишет: «Ежегодный объём торговли после подавления пиратства (66 г. до Р. Х.) приблизился к 200 млн денариев» (Хатзиантониу, 1999, с. 213).
144

§ 7. Концепция профессора Гарольда Бермана и концепция профессора А. С. Павлова

145 Г. Берман проследил истоки западного права и обнаружил их в католической церкви: «Таким образом, церковь впервые за всю свою историю, действуя через систему профессиональных судов, дела которых рассматривала по апелляциям папская курия в Риме, осуществляла громадную юрисдикцию…Церковь, начиная с конца XI века и в XII веке разработала первую сложную систему канонического права. Появились профессиональные юристы и юридические трактаты. Первый в Европе университет, Болонский, был основан именно в это время (около 1087 г.) специально для изучения юридических текстов, составленных византийским императором Юстинианом. Не случайно именно в это время, после пяти веков забвения, эти тексты были заново открыты в Италии и послужили источником почти всей терминологии и многих понятий, которые понадобились для систематизации и канонического, и светского права». Папские юристы «…воспринимали право Юстиниана не как право, применимое в Византии в 534 г., а как право, применимое всегда и везде». Оно было «идеальным правом, воплощением разума… Римское право дало всей Европе (не исключая и Англию) большую часть юридического словарного запаса» (Берман, 1994, с.10, 126–127).
146 Это верно. Средневековое каноническое право, основанное на римском праве, продолжало применяться даже в протестантской Англии в церковных и военно-морских судах, по делам о завещаниях. Этим ведала особая корпорация Doctors' Commons, или College of Civilians. Только в 1857–1858 гг. парламентские акты передали церковно-имущественные дела в ведение четырёх светских юридических корпораций, имеющих многовековое прошлое, – т. н. the Inns of Court.
147 Берман оговаривает разницу – римское право в государствах Западной Европы не было действующим, действовало именно каноническое право. Canones – это «правила, нормы». В XI веке папские юристы начали попытки свести вместе тексты из Св. Писания, постановления Вселенских и Поместных Соборов, решения пап, комментарии к ним. Рассматривались виды договоров, владения, кражи и т. д. Наиболее значительным сводом стал труд Грациана, юриста из Болоньи. Грациан собрал и систематизировал 3 800 древних и средневековых текстов, включая и судебные прецеденты. Также появилось множества новых законов, или «декреталий», изданных папами-юристами XII–XIII веков. При папе Григории IX была проведена систематизация декреталий – около двух тысяч разделов. Они, как и Decretum Грациана, оставались в силе по 1918 г., когда католическая церковь приняла «Кодекс канонического права» (Берман, с. 146, 147, 199, 200).
148 «Римское право Юстиниана снабдило западноевропейских юристов основной терминологией, греческая диалектика Платона и Аристотеля обеспечила их методом, а сочетание этих двух элементов в совершенно ином общественном контексте произвело на свет нечто новое». Например, римские юристы установили ряд норм, когда раб мог действовать от лица своего хозяина, как его агент, но римские юристы «…не дали общего определения агентства или представительства». Римские юристы описали ряд ситуаций, когда группа людей считалась коллективной единицей, например, societas («партнёрство»), но римские юристы не дали «…никакого определения группы или юридического лица и не развили идею ограниченной ответственности. Римское право Юстиниана не содержало даже общего понятия договора: оно рассматривало отдельные виды договоров, так что любое соглашение, не попадавшее в перечисленные в законе виды, оказывалось ipso facto [в силу самого факта, по этой причине] не договором» (Берман, с. 151).
149 Как мы видели (см. § 4 и 5), греческое право, применявшееся к экономическим и торговым отношениям, тоже было сугубо конкретным, когда каждый вид сделки, кредита, каждый чиновник, контролировавший хозяйственную жизнь, имели строго определённые названия. Вероятно, страсть к конкретности – общая черта и римлян, и греков, что косвенно доказывается и тысячелетним опытом Восточно-Римской (Византийской) империи – начав с латыни, как официального языка, она затем перешла на греческий язык, продолжая вплоть до 1453 г. считать именно себя «ромэйской» (римской) державой.
150 Вновь процитируем Бермана: «…Термин «корпорация» (universitas, также corpus и collegium) был взят из римского права, как и многие слова, используемые для определения этого термина и применимых к нему норм… Римские юристы, ненавидевшие определения и теории, никогда в общем виде не ставили вопрос об отношении universitas к совокупности её членов…. Даже выражения «юридическое лицо» и «юридическая личность» римские юристы редко употребляли и никогда не анализировали… Канонисты изобрели также юридическую конструкцию под названием «фонд» (англ. “foundation”) или «корпорация имущества» (universitas honorum) в противоположность «корпорации лиц» (universitas personarum). Это понятие полностью отсутствовало и в римском, и в германском праве» (Берман, с. 200, 210, 231).
151 «Понятия римского права, как и его многочисленные нормы, были привязаны к определённым юридическим ситуациям. Римское право состояло из сложной сети норм; однако они существовали не как интеллектуальная система, а скорее как красочная мозаика практических решений конкретных юридических вопросов. Таким образом, можно сказать, что, хотя в римском праве присутствовали понятия, там отсутствовало определение самого понятия» (Берман, с. 152).
152 Берман связывал изменения католического права с постепенными улучшениями в сельском хозяйстве и экономике Европы. Тем не менее, Европа по размеру городов сильно отставала от Византийской империи.
153 По данным Бермана, в 1050 г. «…на всю Европу было, пожалуй, только два города с населением более 10 тысяч, Венеция и Лондон, да ещё десятка два с населением более 2 тысяч человек. Для сравнения, в Константинополе в 1050 г. были сотни тысяч жителей. Почти все поселения представляли собой деревни или укреплённые места с прилегающим рынком или без него. Термин civitas (город) относился только к местам, где находился центр епархии и жил епископ». Но к 1250 г. от 5 до 10 % населения Западной Европы, а это 3–4 миллиона человек, уже жили в городах, развились рынки, ярмарки, кредит, банковское дело и страхование. «Светские и политические образования, оформившиеся в последующие эпохи», заимствовали у папства и профессиональное судейское сословие, и казначейство, и канцелярию (Берман, с. 107–108, 118, 204, 502).
154 Однако профессор А. С. Павлов обратил внимание на гораздо более раннюю эпоху – на V–VII века, на первые опыты переводов юридических текстов с греческого на латынь в Риме и Испании. Римский перевод во Франции в IX веке «называли не иначе, как Codex canonum». Тем не менее, болонский юрист Грациан ненамеренно включил в свой свод западного права и целый ряд подложных документов о верховенстве власти папы, сочинённых во Франции в IX веке. Фальсификация была обнаружена в Европе только в XV–XVI веках (Павлов, 2002, с. 50–52).
155 Применяя концепции Г. Бермана и А. С. Павлова к нашей теме, мы можем предположить, что термин «экономия» пришёл в светский мир Европы именно из папского канонического права, а папские канонисты, в свою очередь, заимствовали этот термин из римско-византийского права. Заимствование тем более оказалось лёгким, что никак не угрожало поколебать власть пап.
156

§ 8. Термин «эконом» в римско-византийском праве

157 Термин «эконом» встречается в «Хронографии» Феофана Исповедника (ок. 780–818 гг.). Как отмечал известный византинист д. и. н. профессор И. С. Чичуров, Феофан первоначально – чиновник, затем – монах, основал несколько монастырей, занимался богословием и переписыванием книг. При императоре-иконоборце Льве V (813–820) Феофан был заключён в тюрьму, а затем сослан на остров Самофракию, где и умер. Впоследствии Феофан был канонизирован Греческой Церковью. «Хронография» Феофана – «…один и значительнейших памятников византийской историографии», своего рода всемирная хроника. В «Хронографии» под 527/528 гг. среди деяний императора Юстиниана I упомянуто – «…изгнание Юстинианом из церквей еретиков, издание законов о наследовании епископам, экономам, орфанотрофам и ксенодохам, о строительстве бани и цистерны» (Чичуров, 1980, с. 17–18, 51).
158 Судя по контексту, речь шла о церковных должностных лицах, чьи юридические права регулировались византийским императором Юстинианом I (правил в 527–565 гг.), кодификатором римского права.
159 Как мы видели (см. § 4), в древнем мире «эконом» – это правительственный чиновник, ведавший местным недвижимым имуществом в областях Малой Азии и Египта. Римско-византийское право поняло термин «эконом» сходно, но немного шире.
160 Памятники римско-византийского права неоднократно переиздавались в русском переводе и составляют часть действующего права как Московского Патриархата, так и обеих старообрядческих юрисдикций, правда, комментарии к памятникам римско-византийского права отличаются.
161 В России и поныне наиболее распространены комментарии, составленные епископом Далматинско-Истрийским Никодимом (Милашем) (1845–1915). Этот сербский епископ известен как юрист и историк, почётный член научных обществ России, Австрии, Сербии, Греции, Румынии, Болгарии.
162 Электронная «Большая российская энциклопедия» подчёркивает: «Главный его труд – «Правила Православной Церкви с толкованиями» (кн. 1–2, 1895–96). В толкованиях Никодима нашли отражение результаты его многочисленных исследований различных институтов и отраслей канонического права . Истолковывая канон, Никодим обычно представлял его историко-правовой контекст, в т. ч. указывал на обстоятельства, вызвавшие принятие канона…Русский перевод этого сочинения был подготовлен с участием самого автора (изд. в 1911–12)» ( >>>> ).
163 В своих комментариях Никодим (Милаш) отмечал, что епархиальные «экономы» существовали ещё до 412 г., но тогда было постановлено, что епархиального «эконома» должно избирать духовенство – «…дабы церковное достояние употребляемо было на что должно». Римско-византийское право середины V века оговаривало строгий запрет «за деньги» назначать в «икономы». До избрания нового епископа «…имуществом вдовствующей епархии управлял эконом и старался сберечь его в сохранности», чтобы передать имущество «в целости» новому епископу. Не допускалось, чтобы епископ управлял церковным имуществом без «эконома». «Экономы» были повсеместно, они надзирали за расходованием церковных средств и не допускали трат на посторонние цели, вели приходно-расходные записи и отчитывались перед епископом. В VII веке «эконом» – один из «церковных чиновников» или «сановников», занимавшихся административными делами. «Эконом» в большом городе, например, в Константинополе, именовался «великим экономом». В VIII веке было решено, что, если епископ не назначал «эконома», то его мог назначить митрополит или же патриарх Константинополя. Монастырский «эконом» избирался из числа монахов данного монастыря, епархиальный – из числа клириков (Правила…, т. I, с. 333; 387–391, 455, 619–621; т. II, с. 517).
164 Необходимо пояснить, что нормы римско-византийского права V–VIII веков признавались и на западе Европы, впоследствии, в XI–XIII веках, войдя в средневековое католическое каноническое право. Как раз это и упоминал американский профессор Г. Берман, рассматривая подробнее последующие этапы развития западного права (см. § 7). Средневековый римско-византийский термин «эконом» постепенно дожил и до современности.
165 По данным профессора А. С. Павлова, в дореволюционной России «непосредственное заведывание экономическими делами» местных епархий находилось в руках «эконома». «Эконома» назначал и увольнял архиерей. «Эконом собирает и записывает доходы архиерейского дома, наблюдает за исправным их поступлением и представляет архиерею отчёт о своих действиях и распоряжениях». Эти доходы – собственность не самого архиерея, а «архиерейского дома как юридического лица», поэтому «эконома» контролировала местная консистория, проверяла всю отчётность (Устав Духовных консисторий, ст. 104, 108). Консистория располагала «подробной описью всего имущества архиерейского дома», при назначении и увольнении «эконома» проводилась сверка с описью (Павлов, с. 187, 324–325).
166 Официально «экономы» в РФ сохранились до сих пор – это, например, «эконом» кафедрального собора или «эконом» крупного монастыря, последний взаимодействует с Министерством культуры РФ ( >>>> ).
167

§ 9. Термины «эконом» и «экономия» в Европе – из средневекового католического канонического права

168 В современном итальянском языке economίa – это «экономика, хозяйство, бережливость», во множественном числе в разговорной речи – «сбережения, накопления», ecόnomo – «эконом, заведующий хозяйством», в переносном смысле – «хороший хозяин».
169 Именно в традиционном многовековом смысле термин «эконом» используется в официальном делопроизводстве Ватикана, помогая убедиться в неразрывной связи терминов «эконом» и «economίa экономика».
170

Например, 6 августа 2020 г. папа Франциск назначил «апостолического викария» в Александрию, в Египет. Новый дипломат проявил себя в должности «генерального эконома» (Economo Generale) одной из монашеских конгрегаций. Также папа назначил новый состав Экономического Совета (Consiglio per l’Economia)иерархов и профессоров разных стран и континентов ( >>>> ). 22 февраля 2022 г. папа Франциск назначил в Камерун нового епископа, доктора канонического права, ранее занимавшего должность «епархиального эконома» (Economo Diocesano) ( >>>> ).

171

В современных испанском и португальском языках economίa значит то же, что и в итальянском. Но в португальском встречаем и редкий термин ecόnomo – «эконом, управляющий хозяйством».

172 В английском языке economy – «экономика, хозяйство, бережливость», во множественном числе – «сбережения».
173

Во французском ѐconomie – «экономика, хозяйство, бережливость», во множественном числе – «сбережения», ѐconome – «эконом, экономка, заведующий(-щая) хозяйством, управляющий, хозяйственник». То же и в голландском: economie – «экономия, бережливость, хозяйство, экономика», при этом econόom имеет сразу два значения – «экономист» и «эконом».

174 В немецком Ökonom (с умлаутом) – «экономист», но и одновременно – «домоправитель, управляющий (имением), эконом», Ökonomie – «экономика, хозяйство, бережливость», в австрийском диалекте – «экономия, помещичье имение».
175 Таким образом, в романо-германских языках очевидны заимствования из греческого языка через латынь, скорее всего, с помощью средневекового канонического права, причём наиболее явны эти заимствования в немецком языке. Эта особенность далеко не случайна. Обратимся к труду профессора А.С. Павлова: «В германских средневековых государствах церковь как правоспособный субъект получила ещё большие привилегии, и это естественно повело к чрезвычайному обогащению церковных установлений разного рода имуществами. Но уже в XIII столетии между германскими юристами и политиками установилось воззрение, что имущества, приобретаемые церковью, переходят в «мёртвую руку» (manus mortua), т. е. совершенно изымаются из гражданского оборота, что естественно сопровождалось невыгодными последствиями для общей экономической жизни. В силу этого воззрения многие правительства стали издавать так называемые амортизационные законы [курсив автора. – Н. С.], т.е. такие, которыми ограничивалось приобретение недвижимых имуществ «мёртвою рукою» церкви, именно – определялся размер отказов в пользу церковных установлений, и укрепление земель за церквами обусловлено согласием правительства. С XVI в. (с эпохи Реформации) такие законы были приняты в кодексах почти всех западноевропейских государств» (Павлов, с. 313).
176 Оставалось неясным, когда, в какую эпоху заимствования из римско-византийского права через католическое каноническое право вошли в западные языки, включая и немецкий? Дело в том, что в России памятники католического канонического права никогда не переводились, поэтому невозможно проследить развитие католической экономической терминологии в Средние века. Только латынь веками была литургическим и официальным языком католического мира вплоть до 1963 г., когда папа Павел VI утвердил конституцию «Sacrosanctum Concilium». Этот документ разрешил служить на местных национальных языках ( >>>> ).
177 Разгадка оказалось неожиданной. В рамках Дискуссионного клуба «Макаровские посиделки» 6 апреля 2022 г. состоялось заседание «Вспоминая Валерия Григорьевича Гребенникова». Академик РАН В. М. Полтерович упомянул, что его «первое яркое воспоминание о Гребенникове» относится к зиме 1970 г., когда прошла научная конференция в «эстонском маленьком городке, посёлке даже Сангасте», «всё это происходило в старом замке» ( >>>> , >>>> ).
178 Сангасте (по-немецки – Sagnitz, Сагниц) принадлежал немецким католическим епископам города Дерпта (первоначально, в 1030–1224 г., и в 1893–1919 гг. – Юрьев, с 1919 г. – Тарту).
179

По данным «Ливонской летописи» Франца Ниенштедта, в конце Ливонской войны (1558–1583), сразу после неудачного похода на Псков, в апреле 1582 г., король Стефан Баторий занялся переделом ливонских церковных имуществ и городских земель. Королю надо было одарить католиков, не забыть орден иезуитов и не обидеть лютеран: «После того король Стефан отделил для себя столовые имения, учредив из них три экономии. Управление первою экономиею учредили в Дерпте. В состав этой экономии включили следующие имения: двор с округом Техельфер и округ Кавелехт, округи: Ранден, Сагниц…». ( >>>> , >>>> ).

180 Стефан Баторий, венгр-католик, в 1576–1586 гг. выборный король Речи Посполитой, или федерации Польши и Литвы. «Экономия» по-ливонски (т. е. на старо-немецком языке) – это несколько крупных поместий, имевших чёткие границы. Но так же или почти так же было и эллинистическом древнем мире (см. § 4), и в Византии (см. § 8). Налицо заимствование термина из римско-византийского права через средневековое католическое каноническое право.
181 Венгерский род Баториев исторически был связан с южно-немецкими (из Аугсбурга) банкирами Фуггерами. Фуггеры предоставляли займы только католическим монархам под залог либо доходов с серебряных рудников, либо под залог недвижимости и доходов с неё. В Ливонской войне против России Стефан Баторий использовал многочисленные наёмные войска (немцев, венгров и поляков), следовательно, был вынужден учредить в Ливонии «экономии» для выплаты займов. Налицо и применение местного «амортизационного закона», о котором упоминал профессор А. С. Павлов, поскольку «экономия» приносила доход именно польской короне, а не церкви.
182 От такого понимания «экономии», как округа недвижимости, приносящего доход вельможе (монарху, банкиру) было не далеко до, казалось бы, нового термина «политическая экономия», предложенного в 1615 г. Антуаном де Монкретьеном (см. § 1).
183

§ 10. Термины «экономические крестьяне», «экономические правления», «государственная экономия» в России

184 Этой темой в советские десятилетия не особенно занимались по чисто идеологическим соображениям, поскольку считалось аксиомой, что государство имеет «классовую сущность», поэтому априори не может заботиться о всех сословиях, но ревностно оберегает интересы «эксплуататоров». Лишь в солидных трудах верно и кратко излагалась суть дела: «В феврале 1764 г. была осуществлена секуляризация церковного землевладения. У церкви было отобрано более миллиона душ крестьян, а для управления ими создана специальная коллегия – Коллегия экономии. Бывшие монастырские крестьяне стали называться экономическими. Их положение улучшилось, так как барщину для них заменили денежным оброком. К ним перешла бόльшая часть тех земель, на которых они несли барщину в пользу монастырей» (История СССР…, 1983, с. 326).
185 Переход монастырских земель к экономическим крестьянам «…несомненно, улучшил положение последних. В целом положение экономических крестьян и государственных крестьян Севера и Сибири было почти сходным». Государственные крестьяне могли записываться в ремесленный цех или в купечество, могли менять и даже продавать свою землю с условием, что купивший будет выполнять все прежние государственные повинности. Наконец, возможности самостоятельного ведения хозяйства у государственных крестьян «…были несравненно бόльшими, чем у помещичьих крестьян» (Белявский, 1987, с. 33).
186 Историю Коллегии экономии затрагивали в дореволюционную эпоху. В 1726 г. один из департаментов Св. Синода получил наименование Коллегии экономии. Ей было поручено «…управлять земельными владениями духовных лиц и учреждений и собирать с них казённые доходы». В 1744 г. Коллегия экономии была закрыта, а заведывание доходами с архиерейских и монастырских имуществ передано «…канцелярии синодального экономического правления». Однако в 1763 г. Коллегия экономии была восстановлена, при ней в 1764 г. образована Счётная экспедиция. Коллегия управляла церковными имуществами и собирала подати. Первоначально Коллегия располагала 60 казначеями, но они не справлялись с огромным объёмом работы. В 1767 г. было создано особое присутствие из двух членов Коллегии, которое рассматривало челобитные крестьян, вело следствие о «казначейских неисправностях». В 1770 г. число казначеев увеличили до 93 и создали «четыре экономических правления» – в Ярославле, Казани, Вологде и Ельце. Они не только собирали подати, но и разбирали споры между крестьянами. К числу задач «экономических правлений» относилось – «…устраивать магазины для склада запасного хлеба на случай неурожаев». В 1786 г. Коллегия была закрыта, «…экономические крестьяне слились с государственными». Церковными имуществами, отошедшими в казну, стало заниматься ведомство казённых палат. «Обширный архив Коллегии передан в Московский архив Министерства юстиции» (Энциклопедический…, 1895, т. XVa, с. 696; 1904, т. XL, с. 263).
187 Совершенно очевидно, что термин «экономический» не имел сколько-нибудь широкого значения, а применялся только в связке с церковными имуществами и строго определённым разрядом крестьян. Частично Коллегия экономии выполняла ещё и, говоря современным языком, функцию суда и функцию государственного продовольственного резерва. Название Коллегия экономии создано искусственно – от старинного термина «эконом», пришедшего в церковное право из римско-византийского (см. § 8). Однако термина «экономика» не знала даже эпоха Екатерины II.
188 Термин «экономические крестьяне» надолго пережил Коллегию экономии. Например, знаменитые московские богачи и меценаты Хлудовы, процветавшие в 1850-х – 1880-х гг. на торговле хлопком и в хлопчатобумажной промышленности, в 1820-х гг. вышли из «экономических крестьян» Егорьевского уезда Рязанской губернии. Торговый дом Хлудовых имел даже представительство («контору») в Ливерпуле, наладил торговлю хлопком со Средней Азией (Бурышкин, 1954; 1990, с. 155–160).
189 В эпоху монополистического капитализма текущие и стратегические вопросы развития страны решал Государственный Совет. Монарх мог утвердить мнение как большинства, так и меньшинства. Предварительное обсуждение проводилось в профильных департаментах Государственного Совета, но на заседания приглашали «…и посторонних лиц, если от них можно ожидать полезных указаний». Председатели департаментов могли договориться о рассмотрении сложного вопроса повестки дня на соединённом заседании департаментов. Проводились и общие заседания всего Государственного Совета с участием министров или их товарищей [т.е. заместителей]. Департаментов было четыре: департамент законов (предварительное рассмотрение всех законопроектов, имеющих общее значение); департамент гражданских и духовных (юстиция, полиция, церковное управление); департамент военных; департамент государственной экономии. Он ведал тематикой «…общей промышленности, наук, торговли, финансов, земских повинностей, казначейства и счётов» (Энциклопедический…, 1893, т. IX, с. 416–417).
190 Мы видим крайне интересный случай заимствования термина «экономия» из церковного права в общехозяйственное и светское, однако термин расширил свой смысл, став обозначать сразу несколько смежных отраслей, включая местное самоуправление, образование, здравоохранение и общероссийскую научную деятельность.
191

Работа в департаменте государственной экономии была школой для подготовки просвещённых бюрократов. Например, В. Н. Коковцов, прежде чем перейти в Министерство финансов, проработал шесть лет, с начала 1892 г., статс-секретарём департамента государственной экономии Государственного Совета «по сметной части». Коковцов был «докладчиком» департаменту по «сметам» [=бюджетам] Министерства финансов и по «предварительной разработке возникающим по ним вопросов». Этой практикой Коковцов позднее, в начале ХХ века, объяснял своё умение дать «…готовый ответ на каждый вопрос, иногда совершенно неожиданный», что удивляло П. А. Столыпина (Коковцов, кн. 1, с. 306; кн. 2, с. 269–270).

192 С 20 февраля 1906 г. половина членов Государственного Совета стала избираться по куриям: от землевладельцев, от православного духовенства, от академиков и профессоров университетов (или от т.н. «академической группы»), от торгово-промышленных кругов. Деление Государственного Совета на профильные департаменты сохранилось и после реформы, при этом законом был оговорен круг вопросов, подотчётный тому или иному департаменту – это видно из мемуаров В. Н. Коковцова. Он сам с 1 января 1916 г. был назначен председателем второго департамента, который рассматривал и вопросы о «частных железнодорожных концессиях» (Коковцов, кн. 1. с. 309, кн. 2, с. 97, 332).
193 Вся эта налаженная система была сломана либеральным Временным Правительством сразу после Февральской революции 1917 г. (Коковцов, кн. 2, с. 340–353).
194 Разумеется, в советскую эпоху термин «экономика» применялся в ином, гораздо более широком, значении, заимствованном из марксистской литературы, претерпев существенные изменения к 1980-м гг.
195

§ 11. Выводы

196

1. Древние и средневековые типы экономик были крайне разнообразны и не вписывались в современный стереотип т. н. «рыночной экономики». Не существовало общего термина «экономика», но вся терминология была сугубо конкретной – каждый вид трансакций и каждый чиновник-контролёр имели свои названия. По-видимому, не применялось и аналогов современных общеэкономических терминов.  

 

2. Сравнительный анализ типов экономик позволяет прийти к выводу, что знаменитая Римская империя возникла в конце I века до н. э. не в силу каких-то закономерных процессов, а лишь благодаря случайной военной победе поздней Римской республики над киликийско-исаврийским пиратским государством, когда одна соперничающая экономика (римская) уничтожила другую (киликийско-исаврийскую). 

 

3. Недавнее намерение премьер-министра Великобритании Б. Джонсона и президента Франции Э. Макрона восстановить древнеримское средиземноморское Mare Nostrum может частично объяснять антироссийскую экономическую стратегию ЕС и G7 – решительно вытеснить Россию отовсюду, включая и Средиземноморье, используя римский опыт военно-экономической блокады. Однако и в экономическом, и в военном отношении современные Великобритания и Франция – гораздо слабее Римской империи.

 

4. Новые экономические идеи, изложенные Секретарём Совета Безопасности РФ Н. Патрушевым, о «суверенитете рубля», обеспеченном  «как золотом, так и группой товаров, являющихся валютными ценностями»,  обладают  солидным научным обоснованием, базируются на российском опыте прошлых эпох и вполне могут быть осуществлены в современных условиях при учёте особенностей цифрового планирования (по академику РАН В. Л. Макарову, 2022 г.) и при надёжной защите российских систем управления от  кибер-атак из недружественных государств.

 

5. Термин «эконом» возник в древности, перешёл из древнегреческого права в римско-византийское. Позже термины «эконом» и «экономия» перешли в средневековое католическое каноническое право, и оттуда – в современные светские отрасли знаний Европы.

 

6. Следует согласиться с концепцией американского профессора Г. Бермана, что по ходу развития средневекового католического канонического права в Европе возникли более общие понятия и термины, в том числе – «корпорация», «фонд», «юридическое лицо».

 

7. Термины «эконом», «экономия» и «экономический» вошли в XVIII–XIX веках в русское гражданское, административное и финансовое право из русского церковного права, испытавшего значительное влияние римско-византийского права. В то же время влияние средневекового католического канонического права не прослеживается.

 

8. Современные, с весны – лета 2022 г. изменения термина «экономика» неизбежно требуют тщательного анализа. 

 

References

1. Аппиан. Митридатовы войны. Сирийские дела / Аппиан ; Введение О. И. Севастьяновой ; пер. С.П. Кондратьева. – Приложение к журналу «Вестник Древней Истории». – 1946, № 4 (18). – [Appiani Mithridatica Syriaca. Supplement] (Указываются название сочинения и номера параграфов).

2. Белявский, М. Т. Сословия и сословный строй / М. Т. Белявский // Очерки русской культуры XVIII века. –Москва : Изд-во МГУ, 1987. – ч. 2. – с. 21 – 43.

3. Берман, Гарольд Дж. Западная традиция права: эпоха формирования : [Пер. с англ. Harold J. Berman. Law and revolution. The Formation of the Western Legal Tradition. Harvard University Press, Cambridge, Massachusetts and London, 1983.] / Гарольд Дж. Берман ; Русский перевод снабжён предисловием автора к русскому изданию от марта 1993 г. – Москва : Изд-во МГУ, 1994. – 590 с.

4. Бикерман, Э. Государство Селевкидов / Э.Бикерман. – Москва : Наука, 1985. – 264 с.

5. Бурышкин, П. А.Москва купеческая / П. А. Бурышкин. – Репринт. изд. [Нью-Йорк : Изд-во им. Чехова, 1954]. – Москва : Столица, 1990. – 349 с.

6. Вейсман, А. А. Греческо-русский словарь : репринт 5-го издания 1899 года / А. А. Вейсман. – Москва, 1991.

7. Всемирная история : Т. II / Академия Наук СССР. – Москва : Госполитиздат, 1956. – 898 с.

8. Залесский, Н. Н. Делосские надписи / Н. Н. Залесский. // Вестник древней истории. – 1946. – № 3. – с. 133 –140.

9. Коковцов, В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1903 – 1919 гг. / В. Н. Коковцов ; репринт [Париж, издание журнала «Иллюстрированная Россия», 1933]. – Москва : Наука, 1992. – кн. 1–2.

10. Кошеленко, Г. А. Государство Селевкидов и Пергамское царство / Г. А. Кошеленко // Источниковедение Древней Греции (эпоха эллинизма) / Под редакцией профессора В. И. Кузищина. –М. : Изд-во МГУ, 1982. – с. 118 – 139.

11. Гай Саллюстий Крисп. Сочинения / Гай Саллюстий Крисп ; Перевод, статья и комментарии В. О. Горенштейна. – Москва : Наука, 1981. – 221 с.

12. Ламздорф, В. Н. Дневник 1894 – 1896 / В. Н. Ламздорф; Под общей редакцией и с предисловием В. И. Бовыкина ; Перевод рукописи с французского, немецкого и английского, введение, составление и комментарии И.А.Дьяконовой. – Москва : Международные отношения, 1991. – 456 с.

13. История СССР с древнейших времён до конца XVIII века / Под редакцией академика Б. А. Рыбакова. – 2-е изд. перераб. и доп. – Москва : «Высшая школа», 1983.

14. Источниковедение Древнего Востока / Под редакцией В. И. Кузищина. – Москва : Высшая школа, 1984. – 392 с.

15. Ленцман, Я. А. Рынок рабов на Делосе / Я. А. Ленцман // Вестник Древней Истории. – 1950. – №1 (31). – с. 53–65.

16. Лисий. Речи/ Лисий ; Перевод, статьи и комментарии С. И. Соболевского; Предисловие Л. И. Маринович и Г.А.Кошеленко. – Москва : Научно-издательский центр «Ладомир», 1994. – 370 с.

17. Макаров, В. Л. Социальный кластеризм. Российский вызов / В. Л. Макаров. – Москва : Бизнес-Атлас, 2010. – 272 с.

18. Макаров, В. Л. Цифровые технологии возрождают планирование / В. Л. Макаров // Вестник ЦЭМИ. – 2022. – №2. – URL : https://cemi.jes.su/s265838870021015-9-1/ (дата обращения: 08.07.2022).

19. Машкин, Н. А. История Древнего Рима / Н. А. Машкин. – Москва : Госполитиздат, 1949. – 736 с.

20. Малые римские историки : [Сборник : Пер. с латин.; Содерж.: Римская история / Веллей Патеркул. Две книги римских войн / А. Флор. Памятная книжица / Л. Ампелий] / Изд. подгот. А. И. Немировским. – Москва : Науч.-изд. центр "Ладомир", 1996. – 385 с. – (Античная классика).

21. Моммзен, Т. История Рима / Т. Моммзен ; Ответственный редактор А. Б. Егоров. – Санкт-Петебург : Наука : Ювента, 1994, т. I; 1995, т. III. – (Серия «Историческая библиотека») [русский перевод с издания: Theodor Mommsen. Römische Geschichte, Bd. I, Bd. III]

22. Павлов, А. С. Курс церковного права заслуженного профессора Императорского Московского университета А. С. Павлова [Москва, 1902]. – Санкт-Петербург : Лань и Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. – 384 с.

23. Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах / Плутарх ; издание подг. С. С. Аверинцев, М. Л. Гаспаров, С. П. Маркиш. – Москва : Наука, 1994. (указывается название биографии и номера параграфов)

24. Правила Православной Церкви. С толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского. – Санкт-Петербург, 1911. – [репринт: М. : Международный издательский центр православной литературы, 1994].

25. Труды Государственного исторического музея. Вып. 159 : Северное Причерноморье в эпоху античности и средневековья / Отв. редактор Д. В. Журавлев. – Москва : Государственный исторический музей, 2006. – 303 с.

26. Селищев, Н. Ю. Банковский капитал в эпоху ранней глобализации и его зависимость от внеэкономических факторов (на примере международного банковского кризиса 1763 г.) (часть 1) / Н. Ю. Селищев. // Вестник ЦЭМИ. – 2020. – №1. – URL : https://ras.jes.su/cemi/s265838870010122-7-1 (дата публикации: 30 июня 2020).

27. Селищев, Н. Ю. Банковский капитал в эпоху ранней глобализации и его зависимость от внеэкономических факторов (на примере международного банковского кризиса 1763 г.) (часть 2) / Н. Ю. Селищев.// Вестник ЦЭМИ. – 2020. – №2. – URL : https://cemi.jes.su/s265838870011946-3-1/ (дата публикации: 12 октября 2020).

28. Советский энциклопедический словарь / главный редактор А. М. Прохоров. – 4-е изд. – Москва : Советская энциклопедия, 1987.

29. Цицерон. О старости, о дружбе, об обязанностях/ Цицерон. – Издание подготовили В. О. Горенштейн, М. Е. Грабарь-Пассек и С. Л. Утченко. – Репринт. воспроизведение текста изд. 1974 г. – Москва : «Наука», 1993. – 245 с.

30. Чичуров, И. С. Византийские исторические сочинения: «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора : Тексты, перевод, комментарий. / И.С.Чичуров. – Москва : Наука, 1980. – 215 с.

31. Экономическая история капиталистических стран / Под редакцией Ф. Я. Полянского, В. А. Жамина. – Москва : изд-во МГУ, 1986. – 358 с.

32. Энциклопедический словарь : В 86 т. / Изд. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. – СПб. : Типография Акц. Общ. Брокгауз-Ефрон. (Указываются год издания, номер тома и страницы)

33. Jouguet, Pierre. L’imperialisme macedonien et l’hellenisation de l’Orient / Pierre Jouguet. – Paris : La Renaissance du Livre, 1926. – [Editions Albin Michel, 1972].

34. Edward Frank Humphrey, Northam professor of history and political science in Trinity college, Hartford, Connecticut. An Economic history of the United States. New York, The Century Co., 1931.

35. A Greek-English lexicon / compiled by Henry George Liddell, D.D., Dean of Christ Church, Oxford, and Robert Scott, D.D., Dean of Rochester, late Master of Balliol College, Oxford. –Seventh edition, revised and augmented throughout with cooperation of Professor Drister of Columbia College. – N.Y. New York : Harper & Brothers, Franklin Square, 1883.

36. Хатзиантониу, Костас. Малая Азия. Древняя и средневековая история / Костас Хатзиантониу. – Афины : Пеласгос, 1999. – т.1. [на греческом языке]

Comments

No posts found

Write a review
Translate