Demography of economic entities of the Russian Federation in organizational and legal forms
Demography of economic entities of the Russian Federation in organizational and legal forms
Annotation
PII
S265838870005452-0-1
DOI
10.33276/S265838870005452-0
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Nataliya Narinyan 
Occupation: Research fellow
Affiliation: CEMI RAS
Address: Moscow, Nakhimovsky prospect 47
Edition
Abstract

The paper studies the quantitative structure of Russian economic entities in the dynamics of organizational and legal forms. This statistical section covers not only large and medium-sized organizations, but also all other types of enterprises – legal entities in General. The purpose of the work is to determine the structural trends of formation and legislative and economic transformation of the Russian organizational and legal forms of management in dynamics. The work provides an opportunity to understand the structure and features of the organizational and legal architecture of modern Russia, for more accurate and improved modeling and forecasting of current macroeconomic situations.

The article also presents the latest trends in the demography of Russian enterprises, the volume of their registration and liquidation, attempts to determine the main causes of what is happening.

Keywords
Subjects by main groups of organizational and legal forms; number of organizations and enterprises in Russia; number of liquidated enterprises; number of newly created organizations; number of registered enterprises.
Received
09.06.2019
Date of publication
06.11.2019
Number of characters
41881
Number of purchasers
11
Views
180
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Исследование динамической структуры организационно-правовых форм хозяйствующих субъектов выступает одним из самых интересных и передовых направлений макроэкономики. Достаточно большая редкость аналогичных работ сегодня обусловливает уникальную новизну настоящей статьи. На сегодняшний день существует масса актуальных макроэкономических исследований в отраслевых и региональных разрезах экономики РФ. По организационно-правовым формам же, в сочетании с региональным и отраслевым распределением, весьма сложно найти работы прошлых лет.
2 Всё дело в том, что довольно длительное время этот статистический способ наблюдения за организациями и предприятиями был как бы скрыт, незаметен и завуалирован от непосвященных в тематику научных работников и их руководителей. Разработки данного разреза существовали во внутренних подразделениях Росстата ещё с начала 2000-х гг. [6]. Однако, скорее всего, выделялось недостаточное количество средств на финансирование экономических описаний и разработку компьютерных программ по размещению в общедоступных базах данных информации в разрезе организационно-правовых форм. К тому же все штатные главные, ведущие экономисты и программисты Росстата были на тот момент заняты рутинной работой по организации перехода отчётности от Общесоюзного классификатора отраслей народного хозяйства (ОКОНХ) к Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД).
3 В периоды с 2008 по 2015 гг. имели место сокращения статистической базы данных по организациям и предприятиям, с целью т.н. экономии ресурсов. От каких-то выходных расчётных показателей отказывались по размещению их в базах данных. Вероятно, были также приостановлены разработки и формирование экономического описания для размещения в электронном виде агрегированных сведений по организационно-правовым формам. Поэтому в базе статистических данных разработок по этим формам ранее не наблюдалось. Теперь же, начиная с 2017 г., этот грандиозный замысел 2003-2006 гг. воплотился в реальность. Где-то, вероятно, возможно получить для исследований запрашиваемые сведения по организационно-правовым формам хозяйствующих субъектов за периоды и до 2010 г., по небольшому, ограниченному, перечню ОКВЭД. Но в статистических базах до 2017 г. этих данных нет.
4 На начало 2000-х гг. российская структура организационно-правовых форм хозяйствования была, что называется, в зачаточном состоянии. Она существенно, качественно и количественно, отличалась от современной структуры в настоящем, как на региональном, так и на федеральном уровне. Однако было бы интересно охватить исследованием всю динамику становления форм хозяйствующих субъектов. Что наверняка будет возможно при рассмотрении ретроспективы в дальнейших работах.
5 Исследуемый статистический разрез наблюдения охватывает не только крупные и средние организации, но и все прочие типы предпринимательства и бизнеса в целом. Здесь же рассматриваются и некоммерческие субъекты хозяйствования, что также интересно с научной точки зрения, как для специалистов, так и для всех неравнодушных людей, включая студентов, аспирантов и их преподавателей.
6 С другой стороны, конкретным видам экономической деятельности, как правило, характерны далеко не все организационно-правовые формы хозяйствования. Так же, как и определенным регионам присущи только выборочные группы форм хозяйствующих субъектов, а все остальные области включают их незначительную часть. Поэтому возможно выявление регионального и отраслевого преобладания, статистической частоты, в различных группах организационно-правовых форм хозяйствования.
7 Таким образом, замысел данной работы предполагает определение структурных тенденций становления и усовершенствованных преобразований российских организационно-правовых форм хозяйствования в динамике. Благодаря имеющимся в распоряжении исследования информационным ресурсам по хозяйствующим субъектам, возможно моделирование и прогнозирование дальнейшего развития всей макроэкономики с учётом организационно-правовой архитектуры современной России.
8 Данная тема может быть отнесена и к междисциплинарным наукам, так как она раскрывает не только социально-экономические вопросы, но и некоторые актуальные правовые нюансы и аспекты. Однако весьма сложно и непросто охватить необъятное. Современная структура мониторинга по хозяйствующим субъектам весьма интересна и увлекательна для исследователей, подобно как кубик Рубика или игрушка-трансформер для ребенка. Потому что экономико-статистический взгляд на учреждения может меняться в зависимости от разрезов представления информации: не только по ОКВЭД или регионам, но и по формам собственности, а также по организационно-правовым формам.
9 Этот разрез уводит нас от весьма нелестного определения направления научных изысканий, такого как «мезо-экономические» исследования, т.е. исследования по структурам ОКВЭД и регионам. Фактически «мезо-» - это динозавры или «древние» исследователи и как бы намёк на «устаревшие» исследования. Но на самом деле это вовсе не так.
10 Вообще, разрезы наблюдения по ОКВЭД и регионам весьма спорно фиксировать как «мезо-исследования», потому что они непрерывно преобразуются и усовершенствуются. Но организационно-правовые формы далеки от не солидарных определений типа «мезо-» и поэтому они фактически не относятся к вышеупомянутым немилосердным дефинициям. Так как рассматриваемый статистический разрез является как бы всеохватывающим, то такие исследования было бы более точным определять, как мега-экономические, или, к примеру, «изучение структурной архитектуры макроэкономики».
11

Таблица 1 – Состав хозяйствующих субъектов РФ по организационно-правовым формам

12 Организационно-правовые формы хозяйствующих субъектов РФ подразделяются на 6 основных групп (таб. 1). Приведенная схема иллюстрирует 5 групп, а 6-я не указана как самая немногочисленная: «ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» - включает в себя, по состоянию на 01.07.2018г., всего 22 межправительственные международные организации (24 организации на 01.07.2017г.). Все юридические лица по организационно-правовым формам подразделяются как корпоративные или унитарные. И корпоративные, и унитарные организации могут быть коммерческими или некоммерческими. В пятую группу входят «ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИЙ, СОЗДАННЫХ БЕЗ ПРАВ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА» (Иные формы организаций). В них сосредоточены в основном филиалы или структурные подразделения крупных и средних организаций.
13 Фактически вся архитектура организационно-правовых форм хозяйствующих субъектов несёт в себе информацию об основных правах каждой организации и о характере её форм собственности по отношению к имуществу предприятия.
14 Корпоративными хозяйствующими субъектами являются юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них.
15 Унитарными хозяйствующими субъектами являются юридические лица, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них права членства.
16 Унитарным хозяйствующим субъектом, от англ. «Unitarian», в гражданском праве РФ считается коммерческая или некоммерческая организация, не наделённая правом собственности на закреплённое за ней собственником неделимое имущество. Таким образом, имущество унитарных организаций является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе и между работниками предприятий.
17 В группе организационно-правовых форм «Унитарные организации – юридические лица» могут быть созданы только федеральные, государственные или муниципальные коммерческие субъекты хозяйствования: федеральные государственные унитарные предприятия (ФГУПы), государственные унитарные предприятия (ГУПы) и муниципальные унитарные предприятия (МУПы). Следовательно, имущество ФГУПов, ГУПов и МУПов принадлежит им на праве хозяйственного ведения, а указанные субъекты хозяйствования не отвечают по обязательствам как собственники имущества. В то время как весь земельный налог и все налоги на имущество от физических и прочих юридических лиц поступают в местные муниципальные бюджеты [3].
18 Имущество же федеральных казённых предприятий (ФКП), казённых предприятий (КП) субъектов РФ, муниципальных казённых предприятий (МКП) закреплено за ними на праве оперативного управления. В этом случае собственник имущества указанных унитарных организаций несёт субсидиарную ответственность по обязательствам предприятий.
19 Существуют также некоммерческие унитарные организации в виде фондов, автономных некоммерческих организаций, религиозных организаций, публично-правовых компаний и учреждений, созданных РФ, субъектом РФ, муниципальным образованием или частными лицами.
20

Государственные корпорации (ГК) – это публично-правовые некоммерческие унитарные компании, не имеющие членства, учреждённые РФ на основе имущественного взноса, созданные для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций.

21

Таблица 2 - Численность хозяйствующих субъектов РФ по организационно-правовым формам за I полугодие 2017/2018 гг. (абсолютный темп прироста/снижения (+ / -)), единиц

22 Имущество, переданное государственным корпорациям, перестаёт быть государственной собственностью, но и не становится частной собственностью. Оно становится чем-то по определению средним: как-бы «госкорпоративной» собственностью. Регулирование деятельности государственных корпораций осуществляется на индивидуальной основе в соответствии с отдельными федеральными законами. Законодательно определённые как некоммерческие, в качестве основной своей цели государственные корпорации не ставят получение прибыли. «На государственные корпорации поначалу не распространялись положения о раскрытии информации, обязательные для публичных ОАО» [9].
23 «На ГК не распространяются положения ФЗ № 127 «О несостоятельности (банкротстве)». «Высшие органы управления ГК поначалу не были обязаны принимать долгосрочные планы развития. Требование появилось только спустя несколько лет после начала функционирования ГК». «На ГК не распространялись положения ФЗ № 94 о проведении госзакупок, что позволяло им проводить закупки в весьма произвольном порядке. Только с 01.01.2012 стал действовать специальный закон № 223-ФЗ, регулирующий деятельность в данной сфере» [9].
24 Из коммерческих унитарных организаций на I полугодие 2018г. насчитывается всего 15650 юридических лиц, в то время как коммерческими корпоративными организациями являются свыше 3,6 млн., львиная доля которых принадлежит «Хозяйственным обществам» - 3618,8 тыс. [1] (таб. 2).
25 В целом по хозяйствующим субъектам их численность в I полугодии 2018г. по отношению к I полугодию 2017г. снижается на 286,1 тыс. организаций. Судя по представленной статистической таблице, по большинству групп организационно-правовых форм почти пропорционально происходит снижение количества организаций. А это означает, что в рассматриваемом периоде имело место солидное число банкротств или просто закрытий организаций и ликвидации по различным причинам. Наибольшей стабильностью отличаются «Публично-правовые компании», являющиеся некоммерческими унитарными юридическими лицами: «Государственные корпорации», «Государственные компании», «Отделения иностранных некоммерческих неправительственных организаций». Их немного, и они не прибавляются и не убывают. Из коммерческих корпоративных юридических лиц прирост организаций имеет место только по «Хозяйственным партнёрствам» (+3) [1].
26

Рис. 1 – Динамика численности субъектов хозяйственной деятельности по основным группам организационно-правовых форм, тыс.

27 Ежеквартальные сведения о численности хозяйствующих субъектов в РФ по основным группам организационно-правовых форм отражают некоторое равномерное снижение на протяжении всех рассматриваемых восьми кварталов с 4705,0 тыс. на 01.04.2017г. до 4214,7 тыс. организаций на 01.01.2019г.: всего на 490,3 тыс., или на 10,42% (рис. 1). В последнем же квартале 2018г. наблюдается существенная убыль числа хозяйствующих субъектов в группе «Коммерческие корпоративные организации – юридические лица» с 3611,0 тыс. на 01.10.2018г. до 3471,0 тыс. предприятий на 01.01.2019г.: всего на 140,0 тыс., или на 3,877% [1]. До этого зафиксированного неблагоприятного момента «Коммерческие корпоративные организации – юридические лица», как и все организации в общей совокупности, почти равномерно уменьшались. За счёт каких предприятий и каких регионов наблюдается снижение численности организаций – будет рассмотрено в настоящей работе далее. По остальным основным, немногочисленным, группам организационно-правовых форм хозяйствования в IV квартале 2018г. имеет место относительно небольшое снижение численности организаций.
28 Таблица 3Структурная динамика численности коммерческих корпоративных организаций – юридических лиц, ед.
29 На начало 2019г. коммерческие корпоративные организации – юридические лица (3471013 ед.) включают в себя 6 основных подгрупп организаций: хозяйственные товарищества (449 ед.), хозяйственные общества (3439998 ед.), хозяйственные партнёрства (56 ед.), производственные кооперативы (артели) (10969 ед.), крестьянские (фермерские) хозяйства (18425 ед.), прочие юридические лица – коммерческие корпоративные организации (1116 ед.) (таб. 1, 2, 3) [1].
30 Хозяйственные товарищества состоят из полных товариществ (151 ед.) и товариществ на вере (коммандитных) (298 ед.). Хозяйственные общества подразделяются на акционерные общества (74779 ед.) и общества с ограниченной ответственностью – наиболее многочисленную организационно-правовую форму хозяйствующих субъектов (3365450 ед.). Акционерные общества делятся на публичные (13211 ед.) и непубличные (61568 ед.). Производственные кооперативы (артели) включают в себя «сельскохозяйственные производственные кооперативы» (7980 ед.) и непосредственно «производственные кооперативы (кроме сельскохозяйственных)» (2989 ед.). Сельскохозяйственные производственные кооперативы состоят из сельскохозяйственных артелей (колхозов) (937 ед.), рыболовецких артелей (колхозов) (184 ед.), кооперативных хозяйств (коопхозов) (284 ед.). Все эти основные подгруппы за рассматриваемые квартальные периоды уменьшаются, за исключением немногочисленных хозяйственных партнёрств, где имеет место рост численности с 41 организаций на 01.04.2017г. до 56 на 01.01.2019г. [1].
31

Таблица 4 – Распределение хозяйствующих субъектов РФ по основным группам организационно-правовых форм и по ОКВЭД-2 на 01.01.2019г., тыс.

32

- Условные обозначения к таб. 4, 5, 6, рис. 2, 3, 9, 10, 11, 12, 14

33 Понимание совместного матричного распределения числа предприятий по видам экономической деятельности и по организационно-правовым формам хозяйствования даёт возможность построения наиболее точного и достоверного экономического прогноза не только численности хозяйствующих субъектов, но и иных имеющихся в базах данных экономических индикаторов (таб. 4, рис. 2). Более всего подвижны в демографическом плане предприятий коммерческие корпоративные формы хозяйствования.
34 Коммерческие корпоративные организации являются самыми распространёнными по большинству видов экономической деятельности. Их максимальная доля фиксируется в обрабатывающих отраслях (303,5 тыс.), в строительстве (465,9 тыс.), в торговле (1264,2 тыс.), в гостиничном бизнесе (94,2 тыс.), в административном секторе (157,6 тыс.), в добывающих отраслях (16,5 тыс.). Численность некоммерческих корпоративных организаций сравнительно невелика, и они преимущественно сосредоточены в «Деятельности по операциям с недвижимым имуществом» (118,3 тыс.), в сельском хозяйстве (19,8 тыс.), в «Транспортировке и хранении» (41,4 тыс.), в «Деятельности в области культуры, спорта, организации досуга и развлечений» (8,2 тыс.) [1].
35

Рис. 2 – Процентное распределение хозяйствующих субъектов РФ по организационно-правовым формам в зависимости от ОКВЭД-2 на 01.01.2019г., тыс.

36 Численность коммерческих унитарных хозяйствующих субъектов также относительно невелика, и они имеют место главным образом в «Водоснабжении» (2,8 тыс.) и в «Обеспечении электроэнергией» (2,3 тыс.). Субъекты без прав юридического лица, к которым относятся и филиалы крупных компаний, характерны для «Государственного управления и обеспечения военной безопасности» (19,1 тыс.), для финансовой и страховой деятельности (10,8 тыс.), для «Обеспечения электроэнергией» (2,8 тыс.). Некоммерческие унитарные хозяйствующие субъекты определяют весомую долю образования (113,9 тыс.), «Государственного управления и обеспечения военной безопасности» (68,0 тыс.), «Деятельности в области культуры, спорта, организации досуга и развлечений» (33,6 тыс.), здравоохранения (22,2 тыс.) [1].
37

Таблица 5 – Абсолютный темп изменения численности хозяйствующих субъектов РФ по основным группам организационно-правовых форм и по ОКВЭД-2 за один квартальный период (01.01.2019 к 01.10.2018), тыс.

38 Снижение численности хозяйствующих субъектов в IV квартале 2018г. наблюдается по многим видам экономической деятельности (таб. 5, рис. 3). В большей степени прекращают своё существование коммерческие корпоративные организации торговли (-75,5 тыс.), строительства (-12,5 тыс.), деятельности профессиональной, научной, технической (-10,1 тыс.), обрабатывающих отраслей (-8,6 тыс.), сельского хозяйства (-5,4 тыс.) [1].
39

Рис. 3 - Абсолютный темп изменения численности хозяйствующих субъектов РФ по основным группам организационно-правовых форм и по ОКВЭД-2 за один квартальный период (01.01.2019 к 01.10.2018), тыс.

40 Среди рассматриваемых основных видов экономической деятельности не наблюдается ни одного факта положительной динамики, или прироста предприятий по коммерческим корпоративным хозяйствующим субъектам. Что касается интенсивного уменьшения предприятий торговли, то это масштабное явление имеет смысл изучить более подробно, определив за счёт каких групп форм хозяйствования и регионов это происходит.
41 Следует подчеркнуть, что только за один квартал – IV 2018г. – по наиболее многочисленным организационно-правовым формам хозяйствования, из коммерческих корпоративных организаций, наблюдается слишком стремительное убывание числа предприятий и организаций (таб. 6). Абсолютный темп изменения численности субъектов организационно-правовых форм по коммерческим корпоративным предприятиям, а фактически – абсолютный темп снижения – катастрофически велик.
42

Таблица 6 - Абсолютный темп изменения численности хозяйствующих субъектов РФ по коммерческим корпоративным организациям и по ОКВЭД-2 за один квартальный период (01.01.2019 к 01.10.2018), ед.

43 Например, всего за три месяца 2018г. перестали вести деятельность 3048 крестьянских (фермерских) хозяйства. И это не число ликвидированных крестьянских хозяйств, а разностное сальдо между двумя отчётными квартальными периодами, т.е. уже с учётом вновь создаваемых хозяйств. В торговле исчезли 74225 обществ с ограниченной ответственностью и 1085 непубличных акционерных общества [1].
44

Рис. 4 – Количество официально зарегистрированных организаций, тыс.

45 При рассмотрении общего числа официально зарегистрированных и ликвидированных организаций поквартально нарастающим итогом явление институционально видоизменяющейся демографической структуры предприятий выглядит как будто бы планируемым и контролируемым властями (рис. 4 - 8). Это явление весьма поступательно и равномерно, быть может, из-за существующего предела возможности регистрации юридических лиц за один рабочий день, исходя из количества служащих в регистрирующих структурах РФ.
46 Правда, в 2018г. общий поток регистрирующихся хозяйствующих субъектов оказывается менее интенсивным по сравнению с предыдущими периодами (рис. 4 - 6).
47 Сюда включаются как совершенно новые предприятия, так и «вновь созданные», т.е. такие юридические лица, которые функционировали ранее, затем были ликвидированы из-за банкротства, самоликвидации, вследствие не функционирования. Либо такие организации просто переоформляются заново для изменения организационно-правовой формы хозяйствования или смены основного вида экономической деятельности.
48

Рис. 5 – Количество вновь созданных организаций, тыс.

49 Практически все действующие организации характеризуются одновременно несколькими видами экономической деятельности, но при регистрации указывается только один вид деятельности – основной. Скорее всего, именно по причинам необходимости формальной перерегистрации хозяйствующих субъектов, вследствие принятия решения руководителями предприятий о статусных и функциональных преобразованиях на основе стремительно меняющихся законодательных ссылок и поправок, поток количества вновь создаваемых организаций почти не отличается от общего количества регистрирующихся (рис. 4, 5).
50 В задачи данной работы не входит изучение фактов существования в настоящем предприятий-однодневок, как и выдвижения гипотез о возможности данного явления на сегодняшний день.
51 Общеизвестно, что в настоящее время более удобным по длительности регистрации и по затратам на оформление является обычное открытие новой организации, а не её покупка уже готовой. Если это не клиентская база и не инфраструктура, то нет смысла приобретать бумажные формальные документы с неизбежным последующим переоформлением каких-то уточняемых параметров предприятия.
52

Рис. 6 – Количество впервые созданных организаций, единиц.

53 Однако новые хозяйствующие субъекты всё-таки создаются, хотя их численность несколько теряется среди перерегистрирующихся предприятий (рис. 6) [1]. Так как данные приводятся нарастающим итогом, т.е. кумулятивно, можно понять, что за весь 2018г. реально новых организаций по всей стране было зарегистрировано всего 1304 ед., включая микропредприятия. В IV квартале 2018г. новые организации не создавались вообще, либо их количество было на уровне статистической погрешности, т.е. очень небольшим. В III квартале 2018г. отражено число новых организаций, несколько превышающее общий годовой итог. Это может говорить о том, что вследствие технических сбоев или операторских ошибок произошло уточнение общего годового количества впервые создаваемых предприятий. Некоторые организации удаляются из статистического регистра не вследствие ликвидации, а по иным технологическим причинам.
54

Рис. 7 – Количество официально ликвидированных организаций, тыс.

55 В 2017-2018 гг. количество официально ликвидированных организаций ежеквартально кумулятивно увеличивается более равномерно, чем число зарегистрированных хозяйствующих субъектов (рис. 4, 7). И по ликвидированным организациям нет такого замедления прироста в 2018 г., как по зарегистрированным. Относительно небольшой наплыв закрывающихся предприятий приходится на IV-е кварталы и 2017, и 2018 гг. Всего в 2018 г. по юридическим лицам было ликвидировано 662,9 тыс. организаций, а в 2017 г. – 615,4 тыс. [1]. Ежеквартальная динамика количества ликвидированных организаций представлена кумулятивным методом, т.е., как уже указывалось, методом нарастающего итога.
56 Разность между количеством официально зарегистрированных и ликвидированных хозяйствующих субъектов – сальдо – на 2018г. имеет внушительный перевес в сторону тенденции убывания организаций (рис. 8). Кумулятивно нарастающая отрицательная разностная сумма за весь 2018г. достигает поистине рекордной величины в институциональной экономической истории России: -325,4 тыс. организаций (за 2017г. – (-200,6 тыс.); за 2016г. – (-252,7 тыс.)) [1].
57 В то время как, на протяжении 2017 – 2018 гг., довольно большое отрицательное сальдо продолжает «нарастать», число зарегистрированных предприятий в рассматриваемый период растёт менее интенсивно, как бы «притормаживая».
58

Рис. 8 – Сальдо между количеством зарегистрированных и ликвидированных организаций, тыс.

59 Вообще, 2018г. – это своеобразный пик в демографии организаций, существенно превышающий предыдущую демографическую яму промышленного производства 2016г. [7]. Однако в 2018г. ликвидировано предприятий 662,9 тыс., а в 2016г. ещё более: 711,4 тыс. Но в 2016г. ежеквартально создавалось больше хозяйствующих субъектов: 458,7 тыс. на конец года, а в 2018г. всего зарегистрировано менее: 337,6 тыс. организаций [1].
60 Таким образом, в настоящее время на общую тенденцию снижения численности российских организаций в целом по стране влияет как продолжающийся рост ликвидации, так и некоторое снижение темпа прироста количества регистрирующихся предприятий. Если учесть высоковероятно имеющий место временной лаг, связанный с процессом юридической ликвидации предприятия и оформлением новой регистрации с изменёнными параметрами (организационно-правовой формы, основного вида экономической деятельности и т.п.), можно предположить, что в дальнейшем будет постепенно происходить некоторое сглаживание институциональных демографических ям по численности функционирующих российских предприятий. Скорее всего, заметная масса переоформляющихся предприятий просто не успевает осуществить и ликвидацию, и новую регистрацию за один и тот же квартальный период. Вновь создаются организации, ликвидированные в предыдущих периодах.
61 Следует отметить, что такая высокая волатильность перерегистрации предприятий неоправданно высока; и сам этот процесс неблагоприятно влияет на всю российскую экономику в целом. Бесцельно тратится на всё это оформление время.
62

Рис. 9 – Количество официально зарегистрированных организаций по ОКВЭД-2, тыс.

63 Весь волатильный поток закрытия – открытия предприятий однозначно может указывать на существующие законодательные перекосы, связанные со льготами для только что зарегистрированных хозяйствующих субъектов. Для конкретных выводов по такому тезису целесообразно более подробно изучить массив заново открывающихся предприятий и соответствующую законодательную базу. В частности, рассмотреть периоды налоговых каникул и иные преимущества для недавно созданных организаций.
64

Рис. 10 – Количество впервые созданных организаций по ОКВЭД-2, единиц.

65 Среди видов экономической деятельности по классификатору ОКВЭД-2 (введённому с 2017г.) самая заметная волатильность числа зарегистрированных организаций по-прежнему принадлежит такой отрасли хозяйствования, как торговля (рис. 9).
66 Но всё же число создающихся предприятий 2018г. не превышает максимальный уровень конца 2017г., когда было зарегистрировано 161,1 тыс. торговых предприятий. В IV квартале 2018г. было зарегистрировано только лишь 121,5 тыс. организаций сферы торговли. По строительству за весь 2018г. было зарегистрировано 58,4 тыс. предприятий, а за 2017г. – 63,9 тыс. [1].
67 Гистограмма впервые созданных организаций в разрезе нового классификатора ОКВЭД-2 намного более интересна в плане новизны распределения хозяйствующих субъектов (рис. 10). Так, в IV квартале 2018г. всего на одну организацию вид экономической деятельности «Деятельность по операциям с недвижимым имуществом» (194 ед.) уступает по первенству торговле (195 ед.).
68 Однако, к сожалению, по-настоящему новых хозяйствующих субъектов создаётся очень мало, по сравнению с переоформляемыми, и такие впервые созданные организации измеряются пока отнюдь не в тысячах.
69 Также среди новых предприятий наблюдается преобладание по «Государственному управлению и обеспечению военной безопасности» (140 ед.), по «Деятельности профессиональной, научной, технической» (136 ед.), по «Сельскому хозяйству, охоте и рыболовству» (120 ед.). Распределение впервые созданных организаций характеризуется более естественным размахом, чем вся совокупность зарегистрированных.
70

Рис. 11 – Количество официально ликвидированных организаций по ОКВЭД-2, тыс.

71 По торговле, не превосходя всплеск закрытия 2016г. (352,5 тыс.), в 2018г. фиксируется опять же максимальная ликвидация предприятий: 301,9 тыс. (рис. 11). Хотя она и несколько меньшая. За предыдущий же 2017г. ликвидированных организаций по виду экономической деятельности «Торговля» в целом по России насчитывается 272,2 тыс. [1].
72 Торговля в принципе всегда, во все времена, «наживается» (получает серьёзную прибыль) на скачках курса валют из-за высокой импортной составляющей продукции. Когда же валютная волатильность (с 2015г.) в России заметно стабилизировалась, это, как видно по количеству ликвидированных организаций торговли, неблагоприятно сказалось на торговой отрасли в целом. Это сказалось также на высокой волатильности количества самих регистрируемых и ликвидируемых хозяйствующих субъектов.
73

Рис. 12 – Сальдо между зарегистрированными и ликвидированными организациями по ОКВЭД-2, тыс.

74 Для покупателей же всегда безусловно выгоднее, чтобы торговля наращивала свои обороты благодаря повышению качества и привлекательности продаваемого товара, а не за счёт нестабильности российского рубля.
75

Рис. 13 – Количество индивидуальных предпринимателей, тыс.

76 Таким образом, происходит интенсивный рыночный искусственный отбор организаций торговли, при котором способны успешно функционировать только те хозяйствующие субъекты, которые отличаются высоким качеством и достаточной привлекательностью продукции без серьёзных повышений цены. А отнюдь не те, которые довольно продолжительный период становления российской экономики в новых условиях делали ставки только на курсовую инфляцию, благодаря чему зарабатывалась маржевая прибыль.
77 Вероятно, по отмеченным выше институциональным причинам, непосредственно сальдо торговых организаций (зарегистрированные минус ликвидированные) превзошло рекордный уровень 2016г. (-163,3 тыс.) и достигло ещё более удивляющей позиции в 2018г.: (-180,4 тыс.) (рис.12).
78 Данные о числе индивидуальных предпринимателей (ИП) формируется в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП). Численность ИП непрерывно растёт (рис. 13). На конец 2018г. количество ИП в целом по России составляет 4017,6 тыс. [1].
79 Правда, рост ИП не слишком интенсивен: на III квартал 2017г. численность ИП составляла 3896,2 тыс. Однако есть такие организационно-правовые формы хозяйствования, по которым существуют неоднозначные законодательные толкования отнесения хозяйствующего субъекта к юридическому лицу либо к ИП. Например, крестьянские (фермерские) хозяйства могут являться как ИП, так и юридическим лицом. Иногда же такие субъекты могут быть и тем, и тем одновременно [4]. Кроме того, руководитель крестьянского (фермерского) хозяйства обычно юридически сам является ИП.
80

Рис. 14 – Количество индивидуальных предпринимателей по ОКВЭД-2, тыс.

81 Как и по юридическим лицам, среди ИП количественно лидируют ИП в сфере торговли: 1628,6 тыс. в 2018г. В то же время с 2017г. становится заметной тенденция их постепенного небольшого уменьшения (рис. 14).
82 Так, в III квартале 2017г. ИП насчитывалось несколько более: 1682,1 тыс. На втором месте по количеству после торговли находится отрасль «Транспортировка и хранение», которая по числу ИП постепенно прибавляется, и на 2018г. составляет 509,4 тыс. На третьем месте фигурирует «Деятельность профессиональная, научная и техническая»: на конец 2018г. таких ИП насчитывается всего 257,9 тыс. Этот вид экономической деятельности постепенно количественно прирастает. Ещё совсем недавно, в старом классификаторе ОКВЭД, он был включён в «Деятельность по операциям с недвижимостью». В настоящее время, в классификаторе ОКВЭД-2, эта неточность устранена.
83 За изучаемый период, с 01.04.2017г. по 01.01.2019г., основные агрегированные группы организационно-правовых форм хозяйствующих субъектов изменяют свой состав в сторону уменьшения количества организаций (таб. 7). За восемь кварталов общее число организаций снизилось на 10,42%; коммерческих корпоративных организаций – на 11,20%; некоммерческих корпоративных организаций – на 5,43%; коммерческих унитарных организаций – на 17,80%; некоммерческих унитарных – на 3,14%; иных форм организаций без прав юрлица – на 17,50%. Небольшой прирост организаций наблюдается по хозяйственным партнёрствам – на 36,59%; по казачьим обществам – на 4,30%; по общинам коренных малочисленных народов – 5,28%; по районным, городским и межрайонным судам – на 0,26%; по автономным некоммерческим организациям – на 9,79%; по религиозным организациям – на 4,04%.
84

Таблица 7 - Численность хозяйствующих субъектов РФ по организационно-правовым формам за период 01.04.2017 / 01.01.2019 гг. (относительный темп прироста/снижения (+/-), %; абсолютный темп прироста/снижения (+/-), ед.)

85 В РФ всего на 01.01.2019г. насчитывается коммерческих унитарных организаций 15,0 тыс. и некоммерческих унитарных организаций 316,4 тыс. (рис. 1, таб. 7). В то время как на 01.04.2017г. их было соответственно 18,2 тыс. и 326,7 тыс. [1]. Их намного менее, чем, к примеру, хозяйственных обществ в общей совокупности с микропредприятиями. С другой стороны, всех унитарных организаций почти в 3 раза больше, чем крупных и средних предприятий в целом по России.
86 В настоящее время в средствах массовой информации заметны разговоры некоторых специалистов о намерении законодательных властей перевести некоторые унитарные формы хозяйствования в разряд коммерческих форм [3].
87 На 01.01.2019 в РФ из публично-правовых компаний насчитывается всего лишь 6 государственных корпораций, одна государственная компания и одно отделение иностранной некоммерческой неправительственной организации.
88 Существует мнение «либерально настроенных чиновников» о том, что государственные корпорации необходимо законодательно преобразовать в открытые акционерные общества (ОАО) для скорейшего решения сложившихся экономических проблем в государстве [9]. Наверное, это хотя бы весомо увеличило налоговые сборы с объектов недвижимости по реальному сегменту коммерческих корпоративных организаций. Однако это вряд ли бы вдохновило руководство и служащих самих госкорпораций, не включаемых сегодня в основную группу организационно-правовых форм хозяйствования по коммерческим корпоративным хозяйствующим субъектам, а приравненных к некоммерческим унитарным (таб. 1, 7).
89 Региональная структура основных и некоторых составляющих групп организационно-правовых форм хозяйствующих субъектов даёт представление о соотношении участия каждого федерального округа в определённых формах хозяйствования предприятий и организаций (рис. 15).
90 Например, Центральный федеральный округ (ЦФО) в большей степени преобладает, среди других федеральных округов, по коммерческому корпоративному хозяйствованию (38,9%), в частности – по хозяйственным обществам (39,1%); по унитарным предприятиям, основанным на праве оперативного управления (казённые) (36,2%), в частности – по федеральным казённым предприятиям (36,0%); по фондам (44,2%), в частности – по негосударственным пенсионным фондам (62,9%); по федеральным государственным унитарным предприятиям (56,9%). [1].
91

Рис. 15 – Региональная структура основных и некоторых составляющих групп организационно-правовых форм хозяйствования на 01.07.2018г., %.

92 Для Северо-западного федерального округа (СЗФО) наиболее характерны крестьянские (фермерские) хозяйства (19,1%); хозяйственные партнёрства (18,2%); некоммерческие корпоративные организации (11,8%).
93 Южный федеральный округ (ЮФО) отличается существенной долей хозяйственных товариществ (14,6%) и хозяйственных партнёрств (13,6%).
94 Северо-Кавказский федеральный округ (СКФО) наиболее заметен в государственных унитарных предприятиях субъектов РФ (29,0%), в производственных кооперативах (артелях) (24,9%), в крестьянских (фермерских) хозяйствах (24,6%).
95 Приволжский федеральный округ (ПрФО) насыщен религиозными организациями (29,6%), хозяйственными товариществами (22,4%), федеральными казёнными предприятиями (22,0%), некоммерческими унитарными организациями (21,8%).
96 Уральский федеральный округ (УФО) отличается заметной долей хозяйственных партнёрств (18,2%).
97 Сибирский федеральный округ (СибФО) включает в себя масштабное число муниципальных унитарных предприятий (16,9%), муниципальных казённых предприятий (16,3%), хозяйственных партнёрств (15,9%).
98 Дальневосточный федеральный округ (ДВФО) характеризуется высоким процентом казённых предприятий субъектов РФ (13,9%), хозяйственных товариществ (10,1%), федеральных казённых предприятий (10,0%) [1].
99 В дополнение к рис. 15 представлена схема региональной структуры хозяйствующих субъектов по организационно-правовым формам, на основе которой можно ещё более наглядно понять, как распределено количество предприятий в России (таб. 8). По большинству организационно-правовых форм хозяйствования на региональном уровне преобладает ЦФО. ЮФО отличается по существенной доле казачьих обществ и хозяйственных товариществ. Однако все федеральные округа вовлечены и участвуют практически в каждой организационно-правовой форме.
100

Таблица 8 – Схема региональной структуры хозяйствующих субъектов по организационно-правовым формам на 1.07.2018г.

101 Как уже отмечалось, не смотря на непрерывное создание новых коммерческих корпоративных организаций в настоящее время, их общее количество пока ежеквартально снижается (рис. 16). И сегодня нет ни одного федерального округа, в котором бы не наблюдалась тенденция «вымирания» коммерческих корпоративных предприятий – самой многочисленной и реально производящей агрегированной группе организационно-правовых форм хозяйствования. Центральный федеральный округ (ЦФО), как самый плотный, лидирует в этом демографическом спаде воспроизводства коммерческих корпоративных предприятий. Возможно, это результаты институциональных преобразований вместе с естественно-искусственным отбором российских экономических «Джунглей». Часть таких предприятий оказывается не способными выжить в стремительно меняющейся законодательной обстановке, не в силах нести непредвиденные издержки, включая растущее налоговое бремя, чрезмерные проверки различных инстанций и т.п.
102 Не являющееся собственностью унитарных предприятий имущество, в виде основных средств предприятия, не облагается налогами и не включает в себестоимость продукции либо услуг условные амортизационные затраты. Данная проблема имела место и во времена СССР; ещё видный экономист профессор В.Д. Белкин отмечал: «Из сферы товарного обращения исключены при социализме основные фонды государственных предприятий, природные ресурсы – земля, её недра, вода, запасы полезных ископаемых, которые, хотя и не являются продуктами труда, принимают в условиях капитализма товарный характер. … Основные фонды, несмотря на то что они передаются из ведения одного предприятия в ведение другого по распоряжению органов государственной власти без какого бы то ни было эквивалентного возмещения, также в соответствии с законом стоимости получают стоимостную, денежную оценку» [5].
103 И сегодня непременным и, по логике вещей, желательным условием определения стоимости продуктов и услуг, производимых с помощью основных средств (фондов), является объективная оценка стоимости имущества унитарных коммерческих и некоммерческих организаций, так же, как и всех иных. С другой стороны, для устранения перекоса нагрузки на коммерческие предприятия, можно было бы законодательно отменить не вполне приемлемое для нынешней экономической формации обязательное включение стоимости амортизационных отчислений с основных средств в коммерческие затраты на производство [8].
104

Рис. 16 - Динамика численности коммерческих корпоративных организаций – юридических лиц по РФ и по федеральным округам, тыс.

105 По этой проблеме д.э.н. В.О. Чернявский указывал на то, что «До хозяйственной реформы [1965 – 1966 гг.] руководители предприятий или отраслей, по сути дела, не несли хозрасчётной ответственности за вверенное им народное достояние, поэтому хозяйственники стремились получить как можно больше дополнительных капитальных вложений, не были материально заинтересованы в ускорении и удешевлении строительства. … Действовавшая до реформы система показателей не предусматривала планирования фондов [основных средств] и эффективного их использования. Показатели использования фондов не отражались на оценке результатов работы предприятия и на материальном стимулировании» [10].
106 Каждая организационно-правовая форма хозяйствования характеризуется различными экономическими и правовыми особенностями, преимуществами и проблемами. Возможно, что закрытие организаций превышает создание новых из-за отсутствия в нашем государстве новых, более современных организационно-правовых форм, в которых без законодательных паутинных ответвлений, чётко и прямо сообщалось бы обо всех коммерческих правилах и правах. Чтобы в правилах по коммерческой деятельности было бы предупреждение всем новым предпринимателям о том, что любое предприятие необходимо создавать с уже имеющимся начальным капиталом, без подающей напрасную обманчивую надежду «стартаповской» первоначальной кредитной кабалы. И действительно, в нашем особенном, нетипичном, по сравнению с высокоразвитым капиталистическо-империалистическим миром, государстве, заимствованные формы хозяйствования не всегда оказываются подходящими. Иначе они бы так интенсивно не убывали бы.
107 России требуются совершенно иные, новые, законодательно нетривиальные формы коммерческого хозяйствования. При этом непременно должна учитываться специфика России. Порядок освобождает мысль для плодотворной работы, но он не должен закабалять и создавать нестабильную обстановку хозяйствования. Не должно быть риска для предприятий «уйти с молотка» из-за не зависящих от них проблем. Тем более из-за того, что предприятие порой видится кому-то добычей, которую можно подешевле приобрести при помощи уловок электронных торгов [3].
108 Исходя из сформированной Росстатом на реальных данных классификации предприятий по организационно-правовым формам, можно понять, что те учреждения, которые сегодня именуются «Госкорпорациями», таковыми на самом деле фактически и юридически не являются. И они не включаются в группу коммерческих корпоративных предприятий, куда входят все хозяйственные объединения, в том числе и микропредприятия, и даже крестьянские (фермерские) хозяйства. Ведь Государственные корпорации в России, с самого их возникновения и вплоть до 2019г., классифицируются как некоммерческие унитарные организации.
109 В той же категории (некоммерческие унитарные организации) существует несколько забавная позиция хозяйствующих субъектов: «Российские академии наук». Видимо, множественное число сохранилось и после присоединения к РАН медицинских институтов и институтов сельского хозяйства.
110 Остаётся только более подробно изучить нюансы значительной разницы в оплате труда между сотрудниками РАН и служащими некоммерческих унитарных государственных корпораций. Если сравнить и те и эти унитарные некоммерческие организации, фактически естественные монополии, их структуру и внутренние законодательные акты, наверное, возможно понять многие социально-экономические национальные особенности. При этом возникает ещё попутный к теме вопрос: чем Российская академия наук не госкорпорация? В чём основные институциональные и организационные нюансы? Ведь и РАН, и госкорпорации классифицируются в одной и той же группе организационно-правовых форм. Следовательно, должны были бы быть схожие правила и условия их функционирования. Не говоря уже о важности и фактическом приоритете.
111 Пока что число реально производящих продукты и услуги коммерческих корпоративных организаций тает как воск. И в такой ситуации, даже с хорошими, достоверными данными, наверное, будет пока бессмысленно и бесцельно, преждевременно, направлять все усилия только на социально-экономическое моделирование наблюдаемых тенденций и явлений. Тем более строить прогноз будущего экономики без наведения институционального порядка. Сначала необходимо исправить все фундаментальные институциональные неточности, дыры и лазейки, как во внутрифирменном, так и в федеральном законодательстве. А затем уже будет возможность смоделировать ситуацию для последующего прогнозирования не стихийных экономических событий. Хаос не поддаётся экономическому моделированию и прогнозу. Всякая номенклатурная изворотливость и хитрость ради отчётности перед вышестоящими инстанциями при беспрецедентном урезании заработной платы и денежных выплат к отпускным, к примеру, говорит о серьёзном моральном упадке, о предельной точке системной деградации. Усреднённые процентные показатели роста оплаты труда наёмных работников совершенно не несут в себе позитивной достоверности, вследствие слишком большого размаха усредняемых значений [2].
112 Положительная динамика демографического прироста организаций в нашем государстве должна иметь место не только по казённым и некоммерческим предприятиям.

References

1. Cajt Rosstata, 2019.

2. Obschee sobranie RAN / Ehlektronnyj zhurnal «Nauchnaya Rossiya» / videotranslyatsiya / vystupleniya dejstvitel'nykh chlenov RAN, 23.04 -24.04.2019.

3. RBK – Rosbizneskonsalting // rossijskij telekanal, 2019.

4. Alekseenko E. IP otnositsya k yuridicheskim ili fizicheskim litsam — osnovnye razlichiya / material Internet, 2019.

5. Belkin V.D. Tseny edinogo urovnya i ehkonomicheskie izmereniya na ikh osnove // Izbrannye trudy, tom 1 – M.: TsEhMI RAN, 2015. – 352 s. (s. 30-31).

6. Narinyan N.E. Osobennosti issledovaniya mezhotraslevykh vzaimodejstvij posle vnedreniya Obscherossijskogo klassifikatora vidov ehkonomicheskoj deyatel'nosti (OKVEhD) vmesto OKONKh // Modelirovanie mezhregional'nykh i mezhotraslevykh vzaimodejstvij / Sbornik trudov pod. red. T.S. Onuchak. Vypusk 3; chast' 2 - M.: TsEhMI RAN, 2007 - 106 s. (74 -105 s.), s. 77-80.

7. Narinyan N.E. Demografiya khozyajstvuyuschikh sub'ektov v Rossii – M.: Vestnik TsEhMI, vypusk 2, 2018.

8. Narinyan N.E. Vliyanie rezul'tatov malogo i srednego predprinimatel'stva na makroehkonomiku – M.: Vestnik TsEhMI, vypusk 3, 2019.

9. Sokolov A.A. Vliyanie rentoorientirovannogo povedeniya na investitsii rossijskikh gosudarstvennykh korporatsij / Monografiya dissertatsii na soiskanie uchyonoj stepeni kandidata ehkonomicheskikh nauk – M.: TsEhMI RAN, 2013. – 197 s., s. 53-56.

10. Chernyavskij V.O. Ehffektivnaya ehkonomika – M.: Izdatel'stvo «Ehkonomika», 1967. – 231 s.

Additional materials

Table 1 – The Composition of economic entities of the Russian Federation in organizational and legal forms (additional_8.jpg, 157 Kb) [Link]

Table 2 - The Number of economic entities of the Russian Federation in organizational and legal forms for the first half of 2017/2018 (absolute rate of increase/decrease (+ / -)), units (additional_7.jpg, 184 Kb) [Link]

Table 4 – Distribution of economic entities of the Russian Federation in the main groups of legal forms and OKVED-2 on 01.01.2009, ths. (additional_6.jpg, 160 Kb) [Link]

- Symbols to the tab. 4, 5, 6, Fig. 2, 3, 9, 10, 11, 12, 14 (additional_5.jpg, 230 Kb) [Link]

Table 5 – The Absolute rate of change in the number of economic entities of the Russian Federation in the main groups of legal forms and OKVED-2 for one quarter (01.01.2009 to 01.10.2018), ths. (additional_4.jpg, 165 Kb) [Link]

Table 6 - The Absolute rate of change in the number of economic entities of the Russian Federation for commercial corporate organizations and OKVED-2 for one quarter (01.01.2009 to 01.10.2018), units. (additional_3.jpg, 248 Kb) [Link]

Table 7 - The Number of economic entities of the Russian Federation in organizational and legal forms for the period 01.04.2017 / 01.01.2009. (relative growth/decline rate (+/-), %; absolute growth/de (additional_2.jpg, 218 Kb) [Link]

Table 8 – Scheme of regional structure of economic entities by organizational and legal forms as of 1.07.2018 (additional_1.jpg, 156 Kb) [Link]