The Macroeconomic Preferences of Investors on the Stock Markets of Russia and Germany under the Influence of the Oil Price, Global Material and High Technology Sectors in 2017 – January 2018
Table of contents
Share
Metrics
The Macroeconomic Preferences of Investors on the Stock Markets of Russia and Germany under the Influence of the Oil Price, Global Material and High Technology Sectors in 2017 – January 2018
Annotation
PII
S265838870000149-6-1
DOI
10.33276/S0000149-6-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Elena Egorova 
Occupation: Leading Researcher
Affiliation: CEMI RAS
Address: Moscow, Nakhimovky prospect 47
Maria Vigrianova
Occupation: Research fellow
Affiliation: CEMI RAS
Address: Russian Federation, Moscow, Nakhimovky prospect 47
Edition
Abstract
The statistical dependencies of Russin stock market of the oil price, global material and high technology sectors in comparison with Germany in 2017 – January 2018. The main factors that influenced on preferences of investors on the national stock markets were identified under conditions of economical and political instability compared to the previous decade.
Keywords
Stock Markets, Oil Price, Macroeconomic Trends, Global Material Sector, Global Technology Sector, Statistical Dependence, Russia, Germany.
Received
15.01.2019
Date of publication
15.01.2019
Number of characters
14619
Number of purchasers
5
Views
619
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Экономическая и политическая нестабильность последних лет оказывает влияние на мировые фондовые рынки как на одну из самых динамичных и трудно предсказуемых сфер человеческой деятельности. Однако это влияние не всегда однозначно и в долгосрочной перспективе, как правило, менее выражено, чем в краткосрочной. Оно, как мы увидим ниже, не всегда сказывается на ключевых предпочтениях инвесторов. В предшествующих статьях1 нами исследованы экономико-статистическими методами макроэкономические тренды и ориентиры инвесторов на фондовых рынках стран БРИК и Германии в 2006–2016 гг., а также влияние на эти рынки глобальных ресурсного и технологического секторов в комплексе с ценами на нефть и другими показателями. В настоящей статье представлены результаты исследования этих процессов в 2017 – начале 2018 г. в России и Германии в сравнении с предыдущим десятилетием2.
1. Перминов С.Б., Егорова Е.Н., Вигриянова М.С., Абрамов В.И. Макроэкономические ориентиры фондовых рынков стран БРИК / Препринт # WP/2013/300. — М.: ФГУН ЦЭМИ РАН, 2013. 59 с.

2. Методика расчета и источники данных те же. Статистические исследования выполнялись с помощью пакетов Microsoft Excel и Eviews. Источники данных: >>>> >>>> >>>> >>>> >>>> сайты соответствующих бирж и фондов.
2 Для анализа выбраны национальные фондовые индексы стран, ВВП, средневзвешенная фьючерсная цена на нефть и нефтепродукты (индекс USO — United States Oil, рассчитываемый с 2006 г.).
3 Для оценки влияния глобального ресурсного сектора на фондовые индексы стран был выбран показатель iShares Global Materials ETF (MXI)3¸ который рассчитывается на основе котировок 113 компаний разных стран, преимущественно США (25%), Японии (15%), Германии (9%) и Австралии (7%). Это в основном компании химической, металлургической, горнодобывающей, деревообрабатывающей и бумажной промышленности.
3. Источник: >>>>
4 Для изучения влияния глобального технологического сектора на фондовые индексы стран был выбран показатель iShares Global Tech ETF (IXN)4. В его корзине 111 компаний разных стран, в первую шестерку которых входят США (76%), Япония (5%), Корея (4%), Тайвань (3%), Китай (2,6%) и Германия (2%). Это компании, занимающиеся программным обеспечением и информационными технологиями, производством вычислительного и телекоммуникационного оборудования и полупроводников.
4. Источник: >>>>
5 Российский фондовый рынок. Как было показано ранее, независимо от кризисов и политической обстановки в 2006–2016 гг. главным ориентиром российского фондового рынка (индекс РТС) являлся индекс USO, то есть цена на нефть, хотя имелись периоды, когда статистическая связь между USO и РТС почти пропадала, оставаясь тесной с индексом развивающихся рынков ЕЕМ (то есть инвесторы рассматривали российский фондовый рынок просто как часть этих рынков).
6 Таблица 1 Зависимость индекса РТС от индексов USO, ЕЕМ и ВВП в 2011–2017 гг.
7
№ зависимости Период действия Уравнение регрессии Коэффициент детерминации
РТС — USO
18 18.02.2016–10.05.2016 y=73.82x+122.05 0.82
19 11.05.2016–06.07.2016 y=28.07x+587.40 0.18
20 07.07.2016–01.11.2016 y=31.50x+632.86 0.47
21 02.11.2016–31.01.2017 y=116.07x-192.05 0.80
22 01.02.2017–31.01.2018 y=59.86x+473.59 0.76
РТС — EEM
12 04.03.2016–27.04.2016 y=40.68x-498.63 0.81
13 28.04.2016–09.11.2016 y=15.64x+394.15 0.73
14 10.11.2016–09.12.2016 y=63.99x-1231.36 0.74
15 12.12.2016–21.06.2017 y=-15.07x+1698.17 0.43
16 22.06.2017–31.01.2018 y=31.70x-330.92 0.92
РТС — ВВП
1 Q1 2011 – Q3 2013 y=-0.30x+8029.02 0.64
2 Q4 2013 – Q1 2016 y=0.75x-15365.27 0.77
3 Q2 2016 – Q4 2017 y=0.27x-4833.97 0.61
РТС — MXI
6 03.03.2016–02.12.2016 y=18.52x–3.16 0.84
7 05.12.2016–21.06.2017 y=-8.75x+1625.62 0.08
8 22.06.2017–31.01.2018 y=19.14x-152.32 0.93
РТС —IXN
6 26.11.2014–02.02.2016 y=17.81x-856.90 0.43
7 03.02.2016–21.06.2017 y=13.43x-433.99 0.61
8 22.06.2017–31.01.2018 y=7.08x+80.39 0.83
8 Как видно из таблицы 1, где продолжена нумерация периодов, начатая в вышеуказанных предшествующих работах, в 2016 г. до 10 мая связь между индексами РТС и USO оставалась сильной, а с 11 мая до 1 ноября (периоды 19-20) вновь резко ослабла и стала незначимой (коэффициенты детерминации 0,18 и 0,47), поскольку цена нефтяных фьючерсов колебалась в разные стороны, а РТС медленно, но довольно устойчиво рос (похожая ситуация была в 2013 г. — первой половине 2014 г.). Затем с введением ОПЕК и Россией ограничений на добычу нефти и последовавшим ростом цен на нефть эта связь полностью восстановилась и стала значимой с коэффициентом детерминации 0,76-0,80.
9 Связь между индексами РТС и ЕЕМ на протяжении почти всего времени наблюдений оставалась довольно тесной, даже когда ослабевала связь между РТС и USO, то есть в такие периоды инвесторы рассматривали российские ценные бумаги как часть пакета развивающихся экономик. Однако с 12 декабря 2016 г. по 21 июня 2017 г. связь между РТС и ЕЕМ стала малозначимой и даже поменяла знак на «минус». Впрочем, последнее обстоятельство не играет особой роли ввиду слабости связи. В этот период на первый план вышла зависимость РТС от цены на нефть, которая в первой половине 2017 г. была весьма волатильной. После увеличения и стабилизации в конце 2016 – начале 2017 г. показатель РТС лихорадило: короткие периоды роста сменялись падениями, которые задавали общую тенденцию к снижению до 18-22 июня 2017 г. Локальный минимум РТС составил 973 пункта и имел место 21 июня 2017 г. С этой даты тенденция сменилась на противоположную – оба показателя стали расти. Как увидим ниже, восстановилась также тесная связь между РТС и индексами MXI, IXN.
10

Рис. 1. Динамика индексов РТС, MXI и IXN

11 Исследование связи РТС и MXI показывает, что глобальный ресурсный сектор имел очень значительное влияние (коэффициенты детерминации 0,81-0,95) на российский фондовый рынок, хотя доля таких компаний в индексе РТС меньше четверти. Исключение, как следует из табл. 1, тоже составляет период «турбулентности» цен на нефть с конца 2016 г. до 21 июня 2017 г. То есть во время относительной стабильности РТС с тенденцией к росту инвесторы склонны были рассматривать российский рынок в значительной мере как составляющую ресурсного сектора, который и «тащил» за собой РТС (рис. 1). Причём в такие периоды связь РТС с MXI бывает гораздо сильнее, чем между РТС и USO.
12 Достаточно тесная связь индексов РТС и IXN имелась до июля 2011 г. (коэффициент детерминации 0,76-0,92) за исключением предкризисных января – мая 2008 г. Малозначимой и неустойчивой эта связь была с конца июля 2011 г. до 2 февраля 2016 г., а затем стала восстанавливаться и достигла значимого уровня (коэффициент детерминации 0,76) с 26 июня 2017 г. Причина видится в том, что бурно развивающийся технологический сектор сначала увлекал за собой индекс развивающихся стран EEM, теснота связи РТС с которым была исключительно высока (коэффициент детерминации около 0,9). Затем высокотехнологический сектор стал разворачиваться вверх синхронно с S&P500, а РТС и ЕЕМ имели общую тенденцию к падению вслед за глобальным ресурсным сектором. Стабилизация цен на нефть и рост ресурсного сектора оказали в целом положительное влияние на индекс РТС, который стал расти, хотя и медленнее, чем IXN (рис. 1).
13

Рис. 2. Изменение характера зависимости РТС и ВВП

14 Динамика зависимости между РТС и поквартальным ростом ВВП России с исключением сезонного фактора в постоянных ценах 2016 г.5 (табл. 1) в докризисный период (2011 – 3-й квартал 2013 г.) была не очень значимой и даже отрицательной по знаку, то есть инвесторы тогда практически не обращали внимания на небольшие изменения ВВП: при падении ВВП РТС мог немного расти и наоборот. Значимая связь с коэффициентом детерминации 0,77 прослеживалась с 4-го квартала 2013 г. до 1-го квартала 2016 г., поскольку показатели изменялись однонаправлено, хотя и в разном масштабе. Заметим, что влияние цен на нефть и здесь играло важную роль как фактор динамики ВВП. Это влияние стало меньше на качественном и на количественном уровнях именно в 2017 г. (на рис. 2 более пологая линия в периоде 3 и заметно больший разброс значений вокруг неё). Таким образом, ВВП – лишь один и не самый значимый фактор для РТС.
5. 5 http://www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/kv/tab7.htm
15 Таким образом, в первой половине 2017 г. нестабильная цена на нефть с тенденцией к снижению являлась основным фактором, влияющим в целом отрицательно на динамику российского фондового рынка. От значительного падения РТС удерживал ускорившийся рост ВВП и положительная динамика глобального высокотехнологического сектора. 22 июня 2017 г произошёл перелом к росту индекса российского фондового рынка по причине благоприятного влияния сразу нескольких факторов, достаточно тесная связь с которыми восстановилась: цена на нефть USO, индекс развивающихся стран EEM, индекс ресурсного сектора IXN и индекс высокотехнологического сектора MXI. Локальный максимум РТС 1324 достигнут 26 февраля 2018 г.
16 Германский фондовый рынок, наиболее крупный и развитый в Европе, оценивается биржевым индексом DAX6 (Франкфуртская фондовая биржа). Хотя Германия преимущественно является импортером энергоресурсов, снижение цен на нефть не всегда благоприятно сказываться на уровне биржевых котировок, особенно если является индикатором стагнации на мировом рынке. Результаты наших предшествующих исследований статистической взаимосвязи индексов DAX и USO показывают, что инвесторы могут положительно оценивать как небольшое снижение, так и рост цен на нефть, а зависимость между индексами может быть как довольно значимой, так и малозначимой. Результаты расчётов за последние годы приведены в табл. 2.
6. Источник: >>>>
17 В целом в это время зависимость DAX от цены на нефть значительно ослабла: если в период с апреля 2006 г. по февраль 2011 г. тесная связь наблюдалась в течение 44 месяцев из 59, то за период с марта 2011 г. по январь 2017 г. – в течение 16 месяцев из 71. Некоторый рост цены нефти после соглашения ОПЕК и России в ноябре 2016 г. об ограничении добычи существенного влияния на германский фондовый индекс не оказал. Затем в первой половине 2017 г. тенденция к нерезкому снижению цены на нефть и повышению во второй половине 2017 г. оценивались инвесторами положительно, но не имела значительного влияния на DAX.
18 Очевидна взаимозависимость DAX и курса евро, поскольку сильная германская экономика в целом способна поддерживать этот курс, но тесной эта связь бывает далеко не всегда. Наши предшествующие исследования показали, что с 2014 г. германская экономика в значительной мере утратила способность вести за собой курс евро, что связано с невысокими темпами роста – 1,5-1,7% ежегодно и кризисными явлениями в ряде стран еврозоны. При росте экономики и фондового рынка Германии в периодах 15-13 курс евро падал. В 2017 г. эта тенденция переломилась, курс евро стал расти при некотором ускорении германской экономики (в 2017 г. ВВП вырос на 2,2%), но теснота связи между DAX и курсом евро осталась слабой.
19 Таблица 2 Зависимость индекса DAX от USO, УДА, MXI, IXN и курса евро в 2015–2018 гг.
20
№ зависимости Период действия Уравнение регрессии Коэффициент детерминации
DAX — USO
19 02.02.2015–02.04.2015 y=-391.24x+18507.09 0.76
20 07.04.2015–03.06.2015 y=-337.05x+18437.15 0.68
21 04.06.2015–20.07.2016 y=150.88x+8352.52 0.51
22 21.07.2016–05.01.2017 y=370.85x+6694.19 0.43
23 06.01.2017–29.08.2017 y=-379.12x+16122.15 0.61
24 30.08.2017–31.01.2018 y=246.72x+10222.93 0.54
DAX — курс евро
13 18.08.2015–30.12.2015 y=-157.92x+27536.07 0.67
14 04.01.2016–07.03.2016 y=-212.17x+32380.79 0.74
15 08.03.2016–30.12.2016 y=-122.07x+23523.68 0.50
16 03.01.2017–31.01.2018 y=73.37x+4438.24 0.49
DAX — УДА
7 12.2014 – 06.2015 y=679.58x-61915.37 0.88
8 07.2015 – 03.2016 y=513.84x-45118.70 0.58
9 04.2016 – 08.2016 y=-215.14x+33220.75 0.69
10 09.2016 – 01.2018 y=283.81x-20218.41 0.84
DAX — MXI
10 13.11.2014–09.01.2015 y=34.34x+7757.33 0.06
11 12.01.2015–03.03.2015 y=179.50x+426.76 0.75
12 04.03.2015–31.01.2018 y=138.47x+3616.37 0.84
DAX — IXN
6 13.04.2015–10.02.2016 y=144.66x-3166.33 0.64
7 11.02.2016–31.01.2018 y=58.18x+4449.72 0.90
21 Показатель уровня деловой активности IFO (УДА) продолжает оказывать значительное влияние на DAX, причем с сентября 2016 г. это влияние заметно усилилось (коэффициент детерминации 0,84) и стало практически таким же, как и в начале 2015 года. То есть после некоторого спада интереса инвесторов к уровню УДА этот ориентир снова стал актуален.
22 Существенное влияние на германский фондовый рынок оказывает ресурсный сектор, хотя Германия и стремится снизить зависимость от импорта природных ресурсов путём внедрения новых технологий: в большинстве периодов коэффициент детерминации между DAX и MXI находится в диапазоне 0,7-0,9. Не стал исключением и 2017 г.: коэффициент детерминации остался на уровне 0,84, что и понятно, поскольку растущей (хоть и не быстро) германской экономике, как и глобальной, требуется больше ресурсов.
23

Рис. 3. Динамика индексов DAX, MXI и IXN

24 Связь DAX с глобальным технологическим сектором IXN до нефтяного кризиса 2014 г. была статистически сильной (коэффициент детерминации 0,89-0,98), затем она значительно ослабла и восстановилась в феврале 2016 г. (коэффициент детерминации 0,9) с ускорением роста германской экономики, что естественно, поскольку эта страна является как важным импортёром, так и экспортёром высокотехнологичной продукции.
25 Таким образом, динамика российской экономии в целом и фондового рынка России была положительной. В сравнении с предшествующими годами в 2017 году усилилось влияние на российский фондовый рынок фьючерсной цены на нефть и нефтепродукты USO, индекса развивающихся рынков ЕЕМ, индексов глобальных ресурсного и высотехнологического секторов MXI и IXN, при этом заметно ослабло влияние динамики ВВП России. Санкции США и ЕС, пока ощутимого влияния на фондовый рынок в среднесрочной перспективе не оказали.
26 2017 год был в целом благоприятным для фондовых рынков России и Германии, но если для России особенно хорошей была вторая половина года, когда росли цены на нефть и ресурсы, то для Германии, в гораздо меньшей степени зависящей от данных цен, положительные тенденции превалировали в течение всего года, а такой политический процесс, как предстоящий выход Великобритании из ЕС, существенного отрицательного влияния не оказал. Это значит, что крупные национальные фондовые рынки обладают определённой устойчивостью к политическим ограничениям и довольно быстро нивелируют их краткосрочное влияние.

References

1. Perminov S.B., Egorova E.N., Vigriyanova M.S., Abramov V.I. Makroehkonomicheskie orientiry fondovykh rynkov stran BRIK / Preprint # WP/2013/300. — M.: FGUN TsEhMI RAN, 2013. 59 s.

2. Perminov S.B., Egorova E.N., Vigriyanova M.S. Makroehkonomicheskie trendy i orientiry fondovykh rynkov stran BRIK v usloviyakh volatil'nosti tsen na neft' // Rossijskij ehkonomicheskij internet-zhurnal. 2016. № 1. http: // www.e-rej.ru/upload/iblock/242/2424f02440e166e00cdf302806455007.pdf

3. Perminov S.B., Egorova E.N., Vigriyanova M.S. Vliyanie global'nykh resursnogo i tekhnologicheskogo sektorov na fondovye rynki Rossii i Germanii // Rossijskij ehkonomicheskij internet-zhurnal. 2017. № 3. http: // www.e-rej.ru/upload/iblock/cc9/cc9de5b5cd218679ce173ebc0bee141b.pdf

4. Egorova E.N., Vigriyanova M.S. Vliyanie global'nykh resusnogo i tekhnologicheskogo sektorov na fondovye rynki Kitaya, Brazilii, Indii // Rossijskij ehkonomicheskij internet-zhurnal. 2017. № 3. http: // www.e-rej.ru/upload/iblock/bb9/bb9132741118eb1511deb8cac8936d3a.pdf