Problems of multidimensionality of the task of accelerating the scientific, technological and innovative development of Russia
Table of contents
Share
Metrics
Problems of multidimensionality of the task of accelerating the scientific, technological and innovative development of Russia
Annotation
PII
S111111110000122-7-1
DOI
10.33276/S0000122-7-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alexander Varshavsky 
Occupation: Chief Researcher
Affiliation: CEMI RAS
Address: Russian Federation Moscow
Edition
Abstract
In the paper the multifaceted task of accelerating the scientific, technological and innovative development of the country is shown, the problems of development of the R&D, education, production and technological base, as well as the implementation of the fourth industrial revolution and digitalization under conditions of significant de-industrialization are considered. The possibility of the emergence and diffusion of questionable innovations is shown. The influence of the external environment on the sphere of science, technology and innovation is considered. The main conclusions are the need to immediately develop a policy that takes into account the indicated problems and aims at sustainable long-term development of the country and implementation of changes in the external environment for the innovation sphere.
Keywords
Innovative development, production and technological base, scientific and technological development
Received
20.11.2018
Date of publication
20.11.2018
Number of characters
43189
Number of purchasers
4
Views
642
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Введение

2 7 мая 2018 года Президент РФ подписал Указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», в котором говорится, что в целях «осуществления прорывного научно-технологического и социально-экономического развития Российской Федерации» необходимо обеспечить «ускорение технологического развития Российской Федерации, увеличение количества организаций, осуществляющих технологические инновации, до 50% от их общего числа; обеспечение ускоренного внедрения цифровых технологий в экономике и социальной сфере,… роста производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики не ниже 5% в год» и т.д..
3 Многоплановость поставленных задач научно-технологического развития России очевидна, но она также существенно затрудняет их реализацию, так как для этого требуется решение серьезных проблем, накопленных после перехода к рыночной системе. В первую очередь следует учитывать уровень научного потенциала и результаты деиндустриализации, а также состояние внешней для инновационной сферы среды, определяющей ее развитие, – управления, макроэкономической и микроэкономической политики.
4

Проблемы развития сферы НИОКР, образования и производственно-технологической базы

5 При решении задач по ускорению технологического развития в первую очередь необходимо учитывать следующие проблемы, относящиеся к сфере НИОКР, образования и инновационной сфере России в целом, см. также [1].
1. Варшавский А.Е. О стратегии научно-технологического развития российской экономики. Общество и экономика, № 6, 2017, с.5-27
6 Низкий уровень финансирования научных исследований, в том числе, фундаментальных. По абсолютному уровню затрат на НИОКР по ППС Россия среди ведущих стран мира в 2012 г. занимала 9-е место (около 24,5 млрд долл. по ППС в ценах 2005 г.), уступая, однако не только США (уровень затрат выше, чем в РФ в 16,2 раза), КНР (10,6), Японии(5,5), Германии (5,4), Южной Корее (2,5), Франции (1,9), Великобритании (в 1,5 раза), но также и Тайваню. По уровню затрат в % ВВП Россия занимает 29-е место среди 37 стран (страны, входящие в ОЭСР, и 7 стран, не являющихся членами ОЭСР), уступая даже Венгрии (1,27%) и Чехии (1,79%), 2012 г. Россия также находится на 28 месте по уровню затрат на НИОКР в расчете на душу населения по ППС - 284,9 долл. (2013 г.) в текущих ценах, что несколько уступает уровню Венгрии, Чехии, Италии и Испании и примерно в 5 раз меньше, чем в Швейцарии, США, Швеции и Финляндии, а по уровню затрат на фундаментальные научные исследования в % ВВП занимает (2012 г.) 29-е место (0,17% ВВП), опережая лишь Румынию, КНР и Чили. Вместе с тем имеет место значительная недооценка эффективности труда ученых России. В настоящее время за рубежом начинают использовать традиционный метод оценивания эффективности затрат на науку путем соотношения результата и затрат. Этот метод был предложен в ЦЭМИ РАН еще в 2004 г. [2]. Рассчитанная по этому методу оценка эффективности деятельности ученых по показателю количества статей в расчете на единицу затрат на науку показывает, что среднее число публикаций в год (2010-2014 гг.) в расчете на 1 млн долл. затрат на НИОКР по ППС в России составляет 1,14 (расчет по данным ЮНЕСКО и ОЭСР), что выше, чем в Германии – 1,06 и США – 0,79, Китае - 0,7 и Японии – 0,56, хотя и несколько меньше, чем в Великобритании – 2,39 и Франции -1,4 публикации на 1 млн долл.
2. Инновационный менеджмент в России: вопросы стратегического управления и научно-технологической безопасности"/ Рук. авторского коллектива В.Л.Макаров, А.Е.Варшавский. М.: Наука 2004.
7 Замедленное восстановление необходимого уровня финансирования сферы НИОКР России. По темпам роста затрат на НИОКР Россия уступает не только развитым странам, но даже странам с переходной экономикой и Турции. Реальный рост внутренних затрат на НИОКР составил за десять лет с 2003 по 2013 гг. всего 29,4%, а их доля в ВВП даже несколько снизилась (1,29% в 2003 г. и 1,10% в 2016 г.).
8 Низкая численность исследователей в номинальном исчислении в расчете на 100000 человек населения. Среди 36 стран Россия по абсолютной численности исследователей в номинальном исчислении (by heads) занимает 6 место (374791 человек), несколько опережая Францию и уступая КНР, Японии, Германии, Великобритании и Южной Корее. Однако Россия занимает среди 37 стран только 28 место по показателю численности исследователей на 100000 человек населения в номинальном исчислении (256 исследователей в 2014 г.).
9 Низкий внутренний спрос на результаты науки. Значительный спад в обрабатывающей промышленности определяет низкий спрос на результаты НИОКР, новые технологии и инновации. Промышленное производство в РФ в 2015 г. составило лишь 87,6% от уровня 1991 г., при этом его минимальный уровень опускался до 48% в 1998 г. Для обрабатывающих производств эти показатели составляли 85,7% и 40,7%, соответственно. Производство машин и оборудования снизилось более значительно – 44% и 27% от уровня 1991 г., соответственно.
10 Сохранение тенденции значительного сокращения числа организаций, выполняющих НИОКР. Ориентация предпринимательского сектора на краткосрочные цели является причиной значительного сокращения числа конструкторских бюро (937 в 1990 г. и 331 в 2003 г., при этом даже в 2005-2016 гг. сокращение составило 37,8%). Еще более сократилось число проектных и проектно-изыскательских организаций (на 95,6%). Значительно сократилась и заводская наука – число промышленных организаций, имевших научно-исследовательские и проектно-конструкторские подразделения, снизилось в 2016 г. на 20,2% по сравнению с 1990 г. В 2000-2016 гг. число организаций, выполнявших НИОКР в предпринимательском секторе, снизилось с 2278 до 1326.
11 Усугубление проблемы преемственности. Продолжает сокращаться численность персонала, занятого НИОКР, - с 1943,4 тыс. человек в 1990 г. до 887,7 в 2000 г. и 722,3 тыс. человек в 2016 г. При этом основное сокращение происходит в предпринимательском секторе НИОКР, доля занятых в котором в общей численности занятых НИОКР сократилась с 66,5% в 2000 г. до 53,8% в 2016 г. Следует отметить и низкую эффективность деятельности аспирантуры: так, в 2014-2016 гг. было выпущено 80091 аспирантов, в том числе с защитой – 13570. В то же время число исследователей в 2016 г. по сравнению с 2014 г. уменьшилось на 3526 человек, в том числе кандидатов наук – на 671 человека, исследователей до 29 лет – на 4223 человека (исследователей в возрасте 29-39 лет при этом стало больше на 10026 человек). Число преподавателей в вузах со степенью кандидата наук при этом возросло со 131,3 тыс. в 2000/2001 г. до 174,6 тыс. в 2013/2014 г. и со степенью доктора – с 29,8 до 45.1 тыс., соответственно; в системе СПО число преподавателей со степенью кандидата наук также возросло с 3410 до 4698, соответственно.
12 Преждевременность ориентации на вузы, как на основные центры проведения научных исследований. При значительном увеличении доли средств на научные исследования, проводимые в вузах, в общем объеме затрат на науку, следует учитывать, что процесс развития науки в вузах является очень длительным. Форсирование подготовки там аспирантов не может ускорить этот процесс. Как показывает анализ, численность аспирантов увеличилась за счет вузов (рост 246% в 1992-2015 гг.), тогда как в научно-исследовательских организациях она снизилась – 76% от уровня 1992 г. При этом доля выпуска аспирантов в вузах с защитой диссертации в общем выпуске аспирантов в вузах возросла: в 2000 г. выпуск аспирантов с защитой диссертации был в вузах в 1,38 раза больше, чем в НИО, в 2015 г. – в 1,64 раза больше, что косвенно свидетельствует о снижении качества защищенных в вузах диссертаций.
13 Значительная инерционность развития сектора НИОКР. Социально-экономические и демографические факторы накладывают ограничения на темпы роста показателей развития науки. Межстрановой анализ показывает, что за десять лет для достаточно крупной страны возможно увеличение внутренних затрат на НИОКР (в % от ВВП) – не более чем на (0,8-1,2)%ВВП; снижение доли государственного финансирования НИОКР и, соответственно, повышение доли финансирования НИОКР частным сектором – не более, чем на 7-12 пп.; повышение доли вузовского сектора во внутренних затратах на проведение НИОКР не более, чем на 3-6 пп.; увеличение численности персонала, занятого в сфере НИОКР, - максимально на 200-350 тыс. человек (при численности занятых в экономике порядка 70 млн.) [3].
3. Варшавский А.Е. Проблемы развития науки и инновационной сферы России./Экономические проблемы развития революционных технологий: нанотехнологии / Рук. авт. колл. Макаров В.Л., Варшавский А.Е.; Центральный эконом.-математич. ин-т РАН – М: Наука, 2012. – 405 с., Глава 3, с.29-52
14 Снижение производительности труда в результате деиндустриализации экономики России. Как показывает анализ [4, 5], наиболее высокие значения производительности труда по выпуску наблюдаются в добыче полезных ископаемых (в 4,96 раза выше, чем в среднем в экономике), обрабатывающих производствах (1,83 раза), производстве и распределении электроэнергии, газа и воды (1,65 раза). Она ниже среднего значения в торговле и ремонте (0,77), гостиницах и ресторанах (0,54), строительстве (0,85) и предоставлении коммунальных и др. услуг (0,41). Очевидно, что для подъема производительности труда в целом в стране необходимо повысить удельный вес промышленности в экономике и при этом не только совершенствовать технологии в обрабатывающих производствах, но также уделять большое внимание повышению производительности труда в торговле и ремонте, строительстве (доля только двух этих отраслей среди всех занятых составляет 27,1%), а также в сельском хозяйстве и других отраслях сферы услуг, а также обеспечить загрузку производственных мощностей.
4. Варшавский А.Е.Проблемы и факторы повышения производительности труда в России». Совет Федерации Федерального собрания Российской Федерации.. Аналитический вестник. 29 (628) Июль 2016. «Производительность труда в России и в мире», с. 42-49.

5. Варшавский А.Е. О повышении производительности труда в России. Анализ и моделирование экономических и социальных процессов / Математика. Компьютер. Образование: Сб. научн. трудов (выпуск 24). № 5. – М.-Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2017.с. 81-99
15

Проблемы четвертой промышленной революции и цифровизации в условиях значительной деиндустриализации

16 Реализация четвертой промышленной революции (Industry 4.0) основана на развитии информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), киберфизических систем, сетевых коммуникаций, систем сбора, обработки и использования больших объемов данных и облачных вычислений, средств дополненной реальности и интеллектуальных систем и др. При этом выделяются 3 блока: физический, цифровой и биологический. Ограничимся рассмотрением первого блока. Физический блок включает беспилотные транспортные средства; 3D - печать; передовую робототехнику; новые материалы [6]. Рассмотрим два направления: роботы (ограничимся промышленными роботами) и 3D – печать.
6. Клаус Шваб. «Четвертая промышленная революция»: «Издательство «Э»; Москва; 2016
17 Сотрудничество человека и робота является центральным звеном в программе Industry 4.0. Так, ожидается, что промышленные роботы (ПР) будут помогать работникам в решении различных задач. В настоящее время ПР наиболее широко используются в автомобильной промышленности, а также электронной промышленности [7].
7. Варшавский А.Е. Проблемы развития прогрессивных технологий: робототехника. МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). 2017. Т. 8. № 4. С. 682–697
18 Осуществление роботизации, в частности, развитие парка ПР в России существенно затруднено из-за значительного ухудшения состояния обрабатывающей промышленности. Индексы производства по отдельным отраслям промышленности приблизились к нулю. Особенно серьезно положение в станкостроении и электронной промышленности [8]. Так, в 1990 г. в России, по данным Росстата, выпускалось 74,2 тыс. металлорежущих станков, в том числе с ЧПУ – 16,7 тыс., в 2011 г. – 3.2 и 0,2 тыс., соответственно, и в 2017 г. – 4368 металлорежущих станков.
8. World Machine Tool Survey 2016. GARDNER RESEARCH, 2016
19 В производстве электронной техники Россия занимала в 2012 г. среди 53 стран следующие места: электронная техника и оборудование в целом – 30-е место; компьютеры – 26-е место; офисное оборудование – 13-е место; оборудование для контроля и приборы – 28-е; медицинское и промышленное оборудование – 24-е; оборудование для радиосвязи и радары – 34-е; телекоммуникационное оборудование – 30-е; потребительская техника – 17-е; компоненты (пассивные компоненты, полупроводники и прочие) – 30-е место.
20 В 2012 г. Россия по объему производства электронной техники (5536 млн. долл.) уступала Турции (5669 млн. долл.), Словакии (6935), Ирландии (8153), Польше (10419 млн. долл.). Даже среди 12 восточноевропейских стран Россия находилась в целом по объему производства электронной техники на 5-м месте (5536 млн. долл.), уступая Венгрии (14968 млн. долл.), Чехии (13565 млн. долл.), Польше и Словакии. В то же время на рынке электронной техники из-за значительных объемов импорта она в несколько раз опережала эти страны: 27677 млн. долл. и 10463, 10159, 14242 и 5356 млн. долл., соответственно [9].
9. The Yearbook of World Electronics Data 2016. Reed Electronics Research, 2016.
21 В результате деиндустриализации в 2004 г. парк роботов в России составлял 5 тыс. ед., в начале 2015 г. – около 8 тыс. ед. По данным НАУРР, в России ежегодно в течение последних пяти лет закупалось в среднем 460 роботов [10,11]. Для сравнения: в Германии установлено более 130 тыс. роботов. При этом в 2016 г. Германия закупила около 20 тыс. ед., а Россия —359 ед.
10. Анализ робототехники в России. ProRobot.ru. 07.02.2011. >>>>

11. Катышев П. Россия без роботов. Ведомости, 14.11.2016.
22 Построенные регрессионные зависимости, позволяющие оценить размер парка промышленных роботов (ПР) при определенном объеме производства станков, а также электронного оборудования, показывают, что для увеличения в 2 раза числа ПР на 10000 занятых требуется повысить долю машиностроительных производств (машиностроение и производство транспорта) в добавленной стоимости обрабатывающей промышленности в 1,26 раза. Соответствующая корреляция характерна и для электронного оборудования.
23 Таким образом, без восстановления производства станков и электронного оборудования и в целом повышения доли машиностроительных производств в добавленной стоимости обрабатывающей промышленности нельзя ожидать успехов в процессах роботизации.
24 Проблемы развития 3D – печати в России вызваны резким сокращением производства компонентов, так как главное преимущество этой технологии – именно печать компонентов.. В 2017 г. мировой рынок 3D-печати превысил 8,4 млрд. долл., доля РФ составила - менее 1,5% (по оценке Boston Consulting Group - BCG). Особенно широки перспективы для применения 3D-принтеров в автомобильной и аэрокосмической промышленности, здравоохранении.
25 В России 3D-принтеры используются, например, на автозаводах Renault-Nissan. Но печать автокомпонентов даже не планируется; так, завод в Санкт-Петербурге не производит автокомпоненты, а 3D-печать используется там только для улучшения процессов производства автомобилей - на 3D-принтере печатаются только приспособления для сборки автомобилей – для калибровки дверей, фар, датчиков [12]. Поэтому этот завод сэкономил в 2017 г. с помощью 3D – печати всего около 1 млн руб. В данном случае основной минус отечественного автомобилестроения - комплектующие для автомобилей поставляются из-за границы, у нас их не производят. Аналогичная картина характерна и для других производств, так как основное здесь – налаживание отечественного производства компонентов (эта проблема проявилась в последнее время даже при экспорте военной технике), полная локализация в стране производства основных видов продукции.
12. Штанов В. Автозаводы выходят в 3D. Ведомости 23 марта.2018.
26

Проблемы цифровизации.

27 Сказанное выше хорошо отражает также проблемы цифровизации. В настоящее время ряд специалистов достаточно критически оценивает возможности цифровизации, учитывая сопутствующие ей ограничения и риски [13]. Как отмечается в [14]: «В России понятие «цифровизация» в настоящий момент сконцентрировано исключительно на создании новых видов сервисов, базирующихся на сборе и анализе данных с различных физических объектов (зданий и сооружений, транспортных средств, промышленного оборудования). И не охватывает вопросы кардинального изменения ситуации в производственной системе, подходов к проектированию, производству, сбыту и эксплуатации этих физических объектов, что заложено в концепцию Индустрии 4.0». Действительно, надежды на огромный эффект от цифровизации напоминают то, что в свое время ожидалось у нас в стране от АСУ.
13. Контуры цифровой реальности: Гуманитарно-технологическая революция и выбор будущего / Под ред. В.В.Иванова, Г.Г.Малинецкого, С.Н.Сиренко. – М.: ЛЕНАНД, 2018

14. Перспективы Индустрии 4.0 и цифровизации промышленности. J’son & Partners Consulting, 16 марта 2018, >>>>
28 В условиях деиндустриализации экономики очевидно переключение внимания на цифровизацию не сферы материального производства, а сферы услуг. Следует также отметить, что в перечне направлений, где ожидается основное использование систем искусственного интеллекта, две трети относятся непосредственно именно к сфере услуг [15]. Очевидно, в сфере услуг будут использоваться сервисные роботы. Однако, для их создания необходимы соответствующие производства обрабатывающей промышленности, в первую очередь, как было сказано, станкостроение и электронная промышленность. Приведенные выше данные говорят о сложности решения этой задачи в ближайшей перспективе.
15. Шестакова Е., Жиркова А. Искусственный интеллект в бизнесе. Финансовая газета. N 13 (1344) 9 апреля 2018 г., С.5-8
29 Кроме того, необходимо учитывать, что внедрение роботов ведет к сокращению рабочих мест. По оценке BCG, к 2025 г. каждое четвертое рабочее место в мире займет робот. Сократятся, в первую очередь, следующие профессии: операторы call-центров, программисты, финансисты и бухгалтеры, юристы, рекрутеры, продавцы и работники общепита, водители и курьеры и т.п. Безусловно, значительная автоматизация работы в сфере услуг приведет к существенному росту числа безработных, притом не имеющих достаточной квалификации, знаний и способностей для того, чтобы, как это предполагается, приступить к новой, более творческой и сложной работе. Однако ожидания того, что вместо старых появится много новых, более творческих и сложных рабочих мест требуют, очевидно, серьезных доказательств.
30 Очевидно, неподготовленная цифровизация сферы услуг будет связана с обострением социальных проблем, причем для России масштабы этих проблем будут значительными, учитывая значительное увеличение числа занятых в сфере услуг.
31

Возможность появления и распространения проблемных инноваций.

32 При цифровизации, развитии искусственного интеллекта необходимо предусматривать возможность появления и распространения проблемных инноваций, использование которых связано с определенными рисками для человека, человеческого общества и окружающей среды.
33 Неопределенность в оценке возможных последствий от использования проблемных инноваций возрастает по мере усложнения знаний, перехода к междисциплинарным исследованиям. Исключительно серьезной эта проблема стала с ускоренным развитием наук о живой материи, появлением инноваций в области кибернетических устройств, искусственного интеллекта, в области обработки информации, в целом в области высоких технологий, а также определенных инноваций в сфере управления, в финансовой сфере и др. (подробнее см. монографию автора [16]).
16. Варшавский А.Е. Проблемные инновации: риски для человечества. М.: ЛЕНАНД, 2014 – 328 с.
34 Очевидно, для предотвращения рисков, связанных с использованием проблемных инноваций необходимо в прогнозах предусмотреть направления развития нормативной базы, стандартов и технических условий в целях обеспечения предотвращения рисков уже при разработке новых изделий и технологий. Особенно важно соблюдать это требование при цифровизации, развитии искусственного интеллекта.
35

Влияние внешней среды на сферу науки, технологий и инноваций

36 Негативное влияние внешней среды. Решение задачи осуществления прорывного научно-технологического и в целом инновационного развития экономики России в настоящее время зависит главным образом от внешней среды для сферы науки, технологий и инноваций. В первую очередь необходимо говорить о воздействии сферы управления, макроэкономической и микроэкономической политики [1].
37 Это воздействие характеризуется неблагоприятными структурными сдвигами в экономике, деформацией системы приоритетов, перекосами во внешней торговле, низким спросом на результаты науки и инновации, сокращением затрат на науку, неэффективным управлением в сфере НИОКР и т.д.
38 Серьезными при этом для сферы науки, технологий и инноваций становятся и эндогенные факторы, инициированные внешней средой: ориентация бизнеса на краткосрочные результаты, слияние предприятий и организаций, ведущее к отсутствию конкурентной среды, резкое снижение качества системы образования, ухудшение преемственности знаний, устаревание материальной базы, появление и распространение проблемных инноваций и др.
39 Проблемы управления. Значительными являются проблемы управления, которое не учитывает влияние внешней среды. Эти проблемы характеризуются отсутствием полноценных планов и программ долгосрочного развития страны, недоучетом инерционности процессов научно-технологического развития при выработке стратегии экономического роста, стремлением повысить результативность науки и сферы инноваций не путем устранения негативного влияния внешних факторов, а за счет отдельных, частных и не до конца продуманных мер, не способствующих развитию инновационной системы, но лишь усугубляющих существующее положение дел (реформирование РАН, и т.п., объединение научно-исследовательских институтов или вузов, использование новых показателей для управления наукой и др.).
40 Можно напомнить результаты опроса участников Гайдаровского форума в январе 2017 г., которые показали, что самыми важными являются, по мнению опрошенных, вызовы, связанные с неэффективностью госуправления (30% респондентов) [17].
17. Гайдаровский форум 2017, 16 января 2017, >>>>
41 В большинстве официальных документов, посвященных разработке различных стратегий инновационного развития России, отсутствует системный подход, в том числе слабо учитываются вопросы, относящиеся к внешней для национальной инновационной системы среде, не рассматриваются возможные сценарии инновационного развития в условиях ожидаемого дальнейшего обострения мирового финансового кризиса. Содержание и намеченные показатели свидетельствует об отсутствии преемственности знаний и опыта старшего поколения специалистов молодыми, менее опытными исполнителями 18. Следует отметить, что конкретные предложения, которые уже много лет подряд обосновывались и публиковались в многочисленных работах ученых ЦЭМИ РАН и других институтов РАН, а также некоторых организаций Минобрнауки, во этих документах практически не учитываются. Наиболее квалифицированные ученые и специалисты РАН и отраслевых институтов, имеющие большой многолетний опыт работ по подготовке Комплексных программ НТП страны, к подготовке правительственных документов не привлекаются.
18. Варшавский А.Е. О проекте МЭР «Инновационная Россия-2020» (Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г.). Инновации, №2 (148). 2011, с.10-14
42 Макроэкономическая политика. Перспективы устойчивого социально-экономического развития современной России в первую очередь зависят от макроэкономической политики, обеспечивающей возможности для обеспечения спроса на инновации и достижения науки. Макроэкономическая политика, в частности, фискальная и кредитно-денежная политика правительства в конечном итоге определяет рамки для инновационной и инвестиционной деятельности в стране.
43 Чтобы лучше понять влияние проводимой финансовой и фискальной политики на инновационную активность, целесообразно рассмотреть проблемы, связанные со стремлением к профициту бюджета и снижению государственного долга. Анализ, проведенный с помощью моделей в [19, 20, 21], показывает, что для поддержания государственного долга на низком уровне желательно, чтобы независимо от темпа прироста ВВП темп инфляции π (рассчитанной по дефлятору ВВП) был выше процентной ставки i, т.е реальная процентная ставка должна быть близка к нулю или, что более желательно, отрицательной. В то же время номинальная процентная ставка может быть достаточно высокой для привлечения иностранного капитала (в основном, в виде портфельных инвестиций). В этом случае, как правило, в страну приходит спекулятивный капитал, и денежное предложение автоматически возрастает. То, что при этом спрос на кредиты падает, кредитование экономики затрудняется, оказывается менее важным. Кроме того, при низкой ставке по кредитам за рубежом становится более выгодным заимствование денежных средств в иностранных банках и перевод их в российские банки, предоставляющие относительно высокий процент по депозитам. Последнее особенно выгодно оффшорным компаниям, а также российским банкам. При этом целесообразно удерживать валютный курс в определенных пределах. Все это можно представить в виде следующей схемы [22]:
19. Варшавский А.Е. Проблемы макроэкономической политики и инновационной активности. Управление, №2(4) / 2014, 53-62, 1,0 п.л.

20. Варшавский А.Е. Роль макроэкономической политики в определении спроса на инновации//Концепции, №1 (30), 2013, С. 3-13

21. Варшавский А.Е.Влияние макроэкономической политики на инновационную активность. / Экономико-математические и инструментальные методы на службе модернизации народного хозяйства / Сборник докладов и сообщений Всероссийской научной конференции, 28 ноября 2013 г. Т.2/ Под ред. В.Л.Макарова и Г.Б.Клейнера – М.: ЦЭМИ РАН, 2013, с. 40-57.

22. Варшавский А.Е. Макро- и микроэкономические проблемы реиндустриализации России: пути решения. Экономическое возрождение России, 2018, №1,С.23-32
44 ключевая ставка i↑ → кредиты предприятиям ↓, оборотные средства (ОС) ↓, → цены ↑ для пополнения ОС (возможно снижение качества продукции) → π ↑ → госдолг =↓, экономический рост ↓;
45 курс доллара $ ↑ → доход экспортеров, зарубежные займы, доходы правительства, поступления в бюджет ↑, торговый баланс ↓, цены на импорт ↑ → π ↑ → госдолг =↓, экономический рост ↓;
46 коэффициент монетизации экономики M % ВВП = → госдолг =, экономический рост ↓;
47 расходы бюджета ↓ → профицит бюджета, использование доходов бюджета не на социальные цели.
48 Приоритет в денежной и фискальной политике в стране отдается, таким образом, интересам финансового сектора, а также экспортеров сырья. Роль экономического роста, обеспечиваемого за счет ускорения инновационного развития экономики, оказывается второстепенной, и спрос на достижения науки, на инновации при акцентировании внимания на привлечении иностранного капитала и обеспечении низкой величины государственного долга значительно снижается. В результате темп технологического развития был отрицательным, что и показал расчет функции общей производительности факторов с использованием специфической производственной функции для трех периодов - темп прироста показателя TFP в целом в 1990-2011 гг. был отрицательным (-1.10%), при этом в течение 1990-1999 гг. он был наиболее низким (-2.15%), затем в 2000-2007 гг. он несколько превысил нулевое значение (+0.35%), но после кризиса в 2008-2011 гг. вновь стал отрицательным (-1.89%).
49 Следует добавить также, что по мнению ряда зарубежных экономистов, политика, нацеленная на профицит бюджета, не верна: государственный долг играет большую роль в стабилизации экономики, а профицит бюджета усиливает сокращение агрегированного спроса и ухудшает финансовые показатели фирм [23], см. также [24].
23. Palley T. The Case against Budget Surpluses. Challenge. V.44, N 6, 2001, p.13-27.

24. Варшавский А.Е.Бюджетно-налоговая политика: макроэкономические и микроэкономические проблемы. Научно-практический журнал "Концепции", Изд-во «ПИК ВИНИТИ – Наука», №1 (35), 2016, с.3-16
50 Результаты моделирования с помощью специально разработанной замкнутой модели, связывающей динамику денежного обращения и ВВП и позволяющей оценить влияние на них цены на нефть и ставки рефинансирования дают возможность оценить краткосрочные и среднесрочные изменения в темпах экономического роста в зависимости от изменения управляющих воздействий и подтверждают сказанное. Так, снижение ключевой ставки в 2 раза может в краткосрочном периоде (3-4 года) повысить темпы прироста ВВП примерно на 1 – 0,5 пп. Уменьшение цен на нефть в 1.5-2 раза ведет к значительному краткосрочному спаду темпов прироста ВВП порядка 10-18 пп. и их последующему сокращению [19]. Что касается постепенного снижения курса рубля, то оно может оказать тормозящий эффект, так как для технологического перевооружения производства необходим импорт прогрессивного оборудования.
51 Деформация системы приоритетов при ориентации на экономическую эффективность. Необходимо учитывать, что в результате преимущественной ориентации на экономическую эффективность происходит деформация системы приоритетов. Действительно, на первом уровне определены цели социально-экономического развития, а на втором - приоритеты научно-технологического и инновационного развития Однако на третьем уровне для частного сектора и государственных корпораций, а также для некоторых работников сферы государственного управления приоритетом номер один является прибыль. В результате внимание тех, кто отвечает за инновационное развития в частных или государственных корпорациях, компаниях, неизбежно переключается на многочисленные частные цели нижних уровней – на коммерциализацию результатов науки, развитие науки в вузах, реформирование РАН, реформирование организационной структуры науки и образования, стимулирование венчурного бизнеса и т.д. Появляются эффективные менеджеры и эффективные собственники, нацеленные на скорейшее получение прибыли в ущерб долгосрочным национальным интересам.
52 Микроэкономическая политика: негативное влияние чрезмерной дифференциации доходов. Опускаясь на уровень микроэкономики, следует признать, что чрезвычайно важно осуществить снижение чрезмерной дифференциации доходов, как отдельных домашних хозяйств, так и пространственной.
53 В настоящее время по оценкам специалистов, а также по нашим оценкам коэффициент Джини превышает 47 (по данным Росстата он равен 41,2, 2016 г. ), а данные Росстата занижены [25,26, 27, 28, 29]. В Москве он достигал 56,7 в 2005 г. и даже 62,7 в 2002 г. – уровня, типичного для некоторых стран Африки, где каннибализм еще не изжит. В СССР (1989 г.) он был равен 23,8. Неравенство возрастало и благодаря регрессивной ставке ЕСН, но основная проблема – это плоская шкала НДФЛ. Если соотношение коэффициентов Джини до и после уплаты НДФЛ: в странах ЕС составляет 1,45- 1,84; а в США – 1,31; то в России оно близко к 1,0, т.е. нет перераспределения доходов, НДФЛ и трансферты не снижают неравенство.
25. Матыцин М.С., Ершов Э.Б. Исследование дифференциации российского населения по реальным доходам. Экономический журнал ВШЭ, т.16, N 3, 2012

26. Суворов А. В. Доходы и потребление населения: макроэкономический анализ и прогнозирование. М.: МАКС Пресс, 2001

27. Шевяков А.Ю., Кирута А.Я. Неравенство, экономический рост и демография: неисследованные взаимосвязи. — М.: М-Студио, 2009

28. Овчарова Л.Н., Пишняк А.И., Попова Д.О., Шепелева Е.В. Изменения в доходах и потреблении российских домашних хозяйств. SPERO, № 18, 2013

29. Колеников С.О., Айвазян С.А,. Уровень бедности и дифференциация населения России по расходам. Научный доклад 01/01. Российская программа экономических исследований 2001
54 В результате в России значительна и пространственная дифференциация доходов - коэффициент Джини, характеризующий неравенство регионов по уровню доходов, равен 19.9, тогда как в США - 9.1 (неравенство доходов между штатами США).
55 Следствием такого территориального неравенства доходов является центростремительное движение и значительная концентрация населения и занятых в Москве и Московской области. Кроме того, происходит деиндустрализация Москвы. Инвестиции идут в недвижимость, а не в наукоемкий сектор экономики. Следует напомнить, что инвестиции в недвижимость являются наименее эффективным видом инвестирования, так как они мало способствуют инновационному росту экономики.
56 Чрезмерное неравенство ведет и к отсутствию стимулов для инновационной деятельности у большой части бедного населения. Если использовать зарубежный стандарт (ниже 60% медианы), то, по нашим оценкам, бедных у нас от 25 до 30% населения или от 36 до 43 млн человек. Очевидно, и производительность труда не может быть повышена без ликвидации чрезмерного неравенства доходов в России, ведущего не только к снижению мотивации, но и к целому ряду социальных болезней, в первую очередь к алкоголизму, особенно в относительно бедных регионах и сельской местности. О необходимости повышения мотивации занятых свидетельствует более низкий, чем в развитых странах (на 10 п.п. и более), удельный вес оплаты труда в ВВП, который в России близок к уровню латиноамериканских стран: 40,3% в 2000 г., 49,1% в 2010 г. и 51,4% в 2014 г. [4].
57 Еще один результат - торможение инновационного развития, снижение спроса на высокие технологии. Достаточно привести пример: гражданского авиастроения. Сокращение внутренних перевозок в 4 раза из-за бедности населения и неразумной тарифной политики при росте международных перевозок в 3,6 раз снизило спрос на отечественные региональные самолеты. Это подорвало наше авиастроение: в 2015 г. доля российских самолетов составляла 24% парка российских перевозчиков, доля современных образцов (Ан-148, Ту-204, Ту-214, SSJ) — 6,3%, а 17,7% самолетов— старые модификации (многие летали еще в СССР). В объеме пассажирских перевозок доля наших машин намного меньше.
58 Очевидно, необходим переход к гармоничному неравенству. Можно показать, что существует определенный оптимальный уровень неравенства: Джини = 0.25-0.35. При переходе от уровня неравенства с Джини = 0.42 к Джини =0.28 (уровень Германии, Дании, Белоруссии) можно получить: при сохранении прежнего уровня доходов у третьей 20% группы – дополнительно 2,1% ВВП к тому, что получаем сейчас при 13% ставке НДФЛ (3,78% ВВП), или же при сохранении прежнего уровня доходов у второй 20% группы – дополнительно 6,5% ВВП [30, 31, 32].
30. Варшавский А.Е.Значительное снижение неравенства доходов – важнейшее условие перехода к инновационной экономике, основанной на знаниях. Экономика и математические методы, 2007, №4.

31. Варшавский А.Е.Проблемы взаимного изменения основных составляющих социальной стратификации при шоковых воздействиях. Экономика и математические методы, 2010, том 46, №2 и др.

32. Варшавский А.Е. О выборе ставки налога на доходы физических лиц. «Концепции», №2 (31) 2013. – М.- «ПИК ВИНИТИ – Наука»
59 Перераспределение доходов даст большой эффект. Например, в 2015 г. доходы бюджета Москвы составили 1,67 трлн руб., их основной источник– НДФЛ: 694,7 млрд руб. (41,6% доходов). В 2017 г. НДФЛ дал 819,34 млрд руб. Наши оценки показывают, что повышение ставки для 20% наиболее богатых с 13% лишь до 25% привело бы к росту дохода от НДФЛ на 322,6 млрд руб. в 2015 г. и примерно на 380 млрд руб. в 2017 г.
60 Для сравнения: объем финансирования учреждений академического сектора составлял в 2015 г. 90,4 и в 2016 г. 90,1 млрд руб., т.е. примерно в 4 раза меньше возможного прироста доходов при введении прогрессивной шкалы НДФЛ [33, 34].
33. Варшавский А.Е. Чрезмерное неравенство: угрозы, пути решения проблемы. "Концепции", Изд-во «ПИК ВИНИТИ – Наука», №1 (35),2016, с.83-93.

34. Доклад о состоянии фундаментальных наук в Российской федерации в 2016 году. -М.: РАН, 2017.
61

Заключение.

62 Таким образом, рассмотренные проблемы свидетельствуют о значительной сложности реализации намеченных в майском Указе задач и, соответственно, о необходимости незамедлительной разработки политики, учитывающей указанные выше проблемы, в том числе организации проведения сценарных расчетов и прогнозов для среднесрочной и долгосрочной перспективы.
63 Для ускорения научно-технического и инновационного развития России должна быть разработана и реализована адекватная стратегия, нацеленная на устойчивое долгосрочное развитие страны. Необходимо учитывать при этом, что ситуация в инновационной сфере России, вызванная разрушением старой экономической системы и последовавшей деиндустриализацией экономки, не сопоставима с тем, что происходит в странах с устойчивым экономическим ростом.
64 Необходимы, в первую очередь, изменения во внешней для инновационной сферы среде: разработка и реализация новой макроэкономической политики в соответствии с долгосрочными целями развития страны, в том числе значительное снижение ставки рефинансирования, дифференциация ставок кредитования в соответствии с приоритетами развития и т.д.; эмиссия «длинных денег» (государственные ценные бумаги); создание эффективных институтов развития; жесткое контролирование государством использования кредитных и валютных ресурсов; контроль вывоза капитала; повышение уровня управления и т.д.
65 Необходимо пересмотреть отношение к дефициту бюджета при условии, что средства бюджета будут направлены на эффективные инновационные программы, обеспечивающие долгосрочный экономический рост экономики. Следует учитывать, что государственный долг расширяет объем ликвидности для частного сектора, так как государственные ценные бумаги более ликвидны и характеризуются меньшими рисками по сравнению с акциями частных компаний, а также большей стабильностью.
66 При этом совместно с денежно-кредитной бюджетно-налоговая политика должна быть нацелена на реальную модернизацию экономики и ускорение темпов научно-технологического развития, реализацию многоканальной системы целевого кредита (необходимо обеспечить проектное финансирование, должны быть выданы обеспечиваемые ЦБ льготные кредиты на значительные инвестиционные проекты в приоритетных областях - по минимальной или нулевой процентной ставке [35] и т.п.) с соответствующим контролем за использованием денежных средств. Требуется увеличить норму накопления в 1,5-2 раза за счет кредитной эмиссии. Должна быть расширена эмиссия денежных средств пропорционально росту производства и предложения товаров существенно повыситься денежное предложение (в 2-2,5 раза)..
35. Глазьев С.Ю. О неотложных мерах по выводу российской экономики на траекторию опережающего развития. Свободная мысль, 2015, №6
67 Важно также понимать, что чрезмерное неравенство доходов в России является тормозом для экономического роста. Выбранная плоская шкала НДФЛ и регрессивная шкала ЕСН ведут к еще большему росту неравенства. Очевидно, необходим переход к прогрессивной шкале налога на доходы. При этом требуется создание соответствующей системы администрирования, аналогичной тем, которые имеются в развитых странах. Кроме того, по-видимому, следует изменить порядок сбора НДФЛ и перевести его с регионального уровня на федеральный, учитывая центростремительное движение финансовых ресурсов и, соответственно, населения в столичный регион и регион Санкт-Петербурга, ведущее к усилению пространственного неравенства и создающее угрозу национальной безопасности, см. также [24].
68 Цифровизация в России сможет быть по настоящему реализуемой и эффективной только при восстановлении обрабатывающей промышленности, в первую очередь, машиностроительных производств. Соответственно, должно быть обеспечено ускорение развития обрабатывающих производств, инвестиционного комплекса, в первую очередь машиностроения, отраслей ОПК, восстановление станкостроения, электронной промышленности и др. Учитывая тяжелую ситуацию в обрабатывающей промышленности, одновременно с импортозамещением необходимо разработать и реализовать программу стимулирования и поддержки импорта новых технологий и продукции, которые пока не могут быть созданы в стране и которые нужны для обновления производственного аппарата обрабатывающей промышленности.
69 Очевидно, для того, чтобы реализовать цифровизацию, прежде всего необходима система долгосрочного индикативного планирования. Здесь следует, безусловно, использовать опыт разработки Комплексной программы НТП [36 ] с учетом сегодняшних реалий.
36. Варшавский А.Е., Яркин А.П. Ведущая роль ЦЭМИ РАН в организации, управлении и разработке Комплексных программ научно-технического прогресса. Экономика и матем. методы, 2018, №3
70 Являясь инструментом индикативного планирования, КП НТП содержала прогноз и обоснование направлений развития науки и техники и их влияния на социально-экономические процессы, в ней были представлены предложения о комплексе целевых научно-технических программ и мероприятий, которые должны были учитываться при разработке основных направлений развития экономики на десятилетнюю перспективу и пятилетних планов. При этом она не была директивным документом, содержавшим задачи и требования, обязательные к исполнению.
71 Необходимо подчеркнуть, что такие крупномасштабные работы государственного значения могут и должны выполняться только большими коллективами специалистов академической, отраслевой и вузовской науки под руководством ведущих ученых такого же масштаба, какими были академики президент АН СССР М.В.Келдыш и вице-президент АН СССР В.А.Котельников. Опыт последних лет показывает, что для выполнения столь масштабных работ необходимо создание сетевой структуры, объединяющей ведущих специалистов страны и подчиняющейся некоторому органу. Это мог бы быть Научный совет по прогнозированию при РАН в составе крупных ученых России, на который были бы возложены функции объединения многочисленных малых по численности коллективов исполнителей, их научного и методического руководства, а также финансирования. Практика ориентации на отдельные организации системы образования, различные фонды и центры, как показывает анализ ряда подготовленных в последние годы официальных государственных документов, не может дать положительных результатов.
72 Следует напомнить также, что в 1976 г. Решением Президиума АН СССР Центральный экономико-математический институт (ЦЭМИ) АН СССР был определен головной организацией по разработке КП НТП СССР. Общий контроль за выполнением работ был возложен на Научный совет (НС) по проблемам научно-технического и социально-экономического прогнозирования АН СССР и ГКНТ и соответствующие комиссии Совета. Председателем НС был вице-президент АН СССР академик В.А.Котельников, заместителем председателя академик А.И.Анчишкин (ЦЭМИ), социально-экономическое направление возглавлял академик-секретарь Отделения экономики академик Н.П. Федоренко, директор ЦЭМИ АН СССР.

References

1. Varshavskij A.E. O strategii nauchno-tekhnologicheskogo razvitiya rossijskoj ehkonomiki. Obschestvo i ehkonomika, № 6, 2017, s.5-27

2. Innovatsionnyj menedzhment v Rossii: voprosy strategicheskogo upravleniya i nauchno-tekhnologicheskoj bezopasnosti"/ Ruk. avtorskogo kollektiva V.L.Makarov, A.E.Varshavskij. M.: Nauka 2004.

3. Varshavskij A.E. Problemy razvitiya nauki i innovatsionnoj sfery Rossii./Ehkonomicheskie problemy razvitiya revolyutsionnykh tekhnologij: nanotekhnologii / Ruk. avt. koll. Makarov V.L., Varshavskij A.E.; Tsentral'nyj ehkonom.-matematich. in-t RAN – M: Nauka, 2012. – 405 s., Glava 3, s.29-52

4. Varshavskij A.E.Problemy i faktory povysheniya proizvoditel'nosti truda v Rossii». Sovet Federatsii Federal'nogo sobraniya Rossijskoj Federatsii.. Analiticheskij vestnik. 29 (628) Iyul' 2016. «Proizvoditel'nost' truda v Rossii i v mire», s. 42-49.

5. Varshavskij A.E. O povyshenii proizvoditel'nosti truda v Rossii. Analiz i modelirovanie ehkonomicheskikh i sotsial'nykh protsessov / Matematika. Komp'yuter. Obrazovanie: Sb. nauchn. trudov (vypusk 24). № 5. – M.-Izhevsk: NITs «Regulyarnaya i khaoticheskaya dinamika», 2017.s. 81-99

6. Klaus Shvab. «Chetvertaya promyshlennaya revolyutsiya»: «Izdatel'stvo «Eh»; Moskva; 2016

7. Varshavskij A.E. Problemy razvitiya progressivnykh tekhnologij: robototekhnika. MIR (Modernizatsiya. Innovatsii. Razvitie). 2017. T. 8. № 4. S. 682–697

8. World Machine Tool Survey 2016. GARDNER RESEARCH, 2016

9. The Yearbook of World Electronics Data 2016. Reed Electronics Research, 2016.

10. Analiz robototekhniki v Rossii. ProRobot.ru. 07.02.2011. http://www.prorobot.ru/18/analiz_robototehniki.php

11. Katyshev P. Rossiya bez robotov. Vedomosti, 14.11.2016.

12. Shtanov V. Avtozavody vykhodyat v 3D. Vedomosti 23 marta.2018.

13. Kontury tsifrovoj real'nosti: Gumanitarno-tekhnologicheskaya revolyutsiya i vybor buduschego / Pod red. V.V.Ivanova, G.G.Malinetskogo, S.N.Sirenko. – M.: LENAND, 2018

14. Perspektivy Industrii 4.0 i tsifrovizatsii promyshlennosti. J’son & Partners Consulting, 16 marta 2018, https://stankoreport.ru/news/article/2018-perspektivy-industrii-40-i-cifrovizacii-promyslennosti

15. http://json.tv/ict_telecom_analytics_view/perspektivy-industrii-40-i-tsifrovizatsii-promyshlennosti-v-rossii-i-mire-20180312123158

16. Shestakova E., Zhirkova A. Iskusstvennyj intellekt v biznese. Finansovaya gazeta. N 13 (1344) 9 aprelya 2018 g., S.5-8

17. Varshavskij A.E. Problemnye innovatsii: riski dlya chelovechestva. M.: LENAND, 2014 – 328 s.

18. Gajdarovskij forum 2017, 16 yanvarya 2017, http://polit-mir.ru/gaydarovskiy-forum-2017-6163.html

19. Varshavskij A.E. O proekte MEhR «Innovatsionnaya Rossiya-2020» (Strategiya innovatsionnogo razvitiya Rossijskoj Federatsii na period do 2020 g.). Innovatsii, №2 (148). 2011, s.10-14

20. Varshavskij A.E. Problemy makroehkonomicheskoj politiki i innovatsionnoj aktivnosti. Upravlenie, №2(4) / 2014, 53-62, 1,0 p.l.

21. Varshavskij A.E. Rol' makroehkonomicheskoj politiki v opredelenii sprosa na innovatsii//Kontseptsii, №1 (30), 2013, S. 3-13

22. Varshavskij A.E.Vliyanie makroehkonomicheskoj politiki na innovatsionnuyu aktivnost'. / Ehkonomiko-matematicheskie i instrumental'nye metody na sluzhbe modernizatsii narodnogo khozyajstva / Sbornik dokladov i soobschenij Vserossijskoj nauchnoj konferentsii, 28 noyabrya 2013 g. T.2/ Pod red. V.L.Makarova i G.B.Klejnera – M.: TsEhMI RAN, 2013, s. 40-57.

23. Varshavskij A.E. Makro- i mikroehkonomicheskie problemy reindustrializatsii Rossii: puti resheniya. Ehkonomicheskoe vozrozhdenie Rossii, 2018, №1,S.23-32

24. Palley T. The Case against Budget Surpluses. Challenge. V.44, N 6, 2001, p.13-27.

25. Varshavskij A.E.Byudzhetno-nalogovaya politika: makroehkonomicheskie i mikroehkonomicheskie problemy. Nauchno-prakticheskij zhurnal "Kontseptsii", Izd-vo «PIK VINITI – Nauka», №1 (35), 2016, s.3-16

26. Matytsin M.S., Ershov Eh.B. Issledovanie differentsiatsii rossijskogo naseleniya po real'nym dokhodam. Ehkonomicheskij zhurnal VShEh, t.16, N 3, 2012

27. Suvorov A. V. Dokhody i potreblenie naseleniya: makroehkonomicheskij analiz i prognozirovanie. M.: MAKS Press, 2001

28. Shevyakov A.Yu., Kiruta A.Ya. Neravenstvo, ehkonomicheskij rost i demografiya: neissledovannye vzaimosvyazi. — M.: M-Studio, 2009

29. Ovcharova L.N., Pishnyak A.I., Popova D.O., Shepeleva E.V. Izmeneniya v dokhodakh i potreblenii rossijskikh domashnikh khozyajstv. SPERO, № 18, 2013

30. Kolenikov S.O., Ajvazyan S.A,. Uroven' bednosti i differentsiatsiya naseleniya Rossii po raskhodam. Nauchnyj doklad 01/01. Rossijskaya programma ehkonomicheskikh issledovanij 2001

31. Varshavskij A.E.Znachitel'noe snizhenie neravenstva dokhodov – vazhnejshee uslovie perekhoda k innovatsionnoj ehkonomike, osnovannoj na znaniyakh. Ehkonomika i matematicheskie metody, 2007, №4.

32. Varshavskij A.E.Problemy vzaimnogo izmeneniya osnovnykh sostavlyayuschikh sotsial'noj stratifikatsii pri shokovykh vozdejstviyakh. Ehkonomika i matematicheskie metody, 2010, tom 46, №2 i dr.

33. Varshavskij A.E. O vybore stavki naloga na dokhody fizicheskikh lits. «Kontseptsii», №2 (31) 2013. – M.- «PIK VINITI – Nauka»

34. Varshavskij A.E. Chrezmernoe neravenstvo: ugrozy, puti resheniya problemy. "Kontseptsii", Izd-vo «PIK VINITI – Nauka», №1 (35),2016, s.83-93.

35. Doklad o sostoyanii fundamental'nykh nauk v Rossijskoj federatsii v 2016 godu. -M.: RAN, 2017.

36. Glaz'ev S.Yu. O neotlozhnykh merakh po vyvodu rossijskoj ehkonomiki na traektoriyu operezhayuschego razvitiya. Svobodnaya mysl', 2015, №6

37. Varshavskij A.E., Yarkin A.P. Veduschaya rol' TsEhMI RAN v organizatsii, upravlenii i razrabotke Kompleksnykh programm nauchno-tekhnicheskogo progressa. Ehkonomika i matem. metody, 2018, №3