Introduction of New General Purpose Technologies and Paradox of Productivity
Table of contents
Share
Metrics
Introduction of New General Purpose Technologies and Paradox of Productivity
Annotation
PII
S111111110000074-4-1
DOI
10.33276/S0000074-4-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Victor Dementiev 
Affiliation:
CEMI RAS
State University of Management
Plekhanov Russian University of Economics
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract
It is shown that basic property of development of general purpose technologies of broad application which influences return of resources is change in time of the leading sphere of use of new technology. It becomes a basis for formation of the new markets after realizes the potential in the productions working for already existing markets. The specifics of stages of technological revolution are revealed. These specifics are shown on the example of expansion of microelectronic technological revolution in economy of the USA. The possibility of a paradox of productivity at digital transformation of automotive industry is considered.
Keywords
Productivity paradox, technological revolution, information technologies, general purpose technologies.
Received
11.09.2018
Date of publication
20.11.2018
Number of characters
30142
Number of purchasers
5
Views
706
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1
  1. Введение
2 Одним из дискуссионных вопросов технологического развития остается так называемый парадокс производительности: длительное отставание в темпах роста производительности труда от темпов наращивания инвестиций в новую технологию. На такое отставание обратил внимание Р. Солоу, написавший в газете «Нью-Йорк Таймс», «Вы можете увидеть эру компьютеров повсюду вокруг себя, но не в цифрах роста производительности» (Solow, 1987). Этот парадокс часто называют парадоксом Солоу. То, что подобные задержки с ростом ресурсоотдачи имели место и при предыдущих «технологических преобразованиях», таких как преобразование энергии пара (Franke, 1987), позволяет рассматривать парадокс Солоу в качестве общего свойства технологических революций.
3 К настоящему времени имеются многочисленные публикации, обращающиеся к этому парадоксу. Их обзоры содержатся в (Brynjolfsson, Yang 1996; Dedrick, Kraemer, 2001; Платонов, 2007; Скрипкин, 2015). Одни авторы стремятся показать закономерность возникновения парадокса производительности, другие – аргументируют его иллюзорность, связанную с неточностью измерения результатов использования новой технологии, третьи – акцентируют внимание на данных, свидетельствующих о положительном влиянии информационных технологий на производительность труда, хотя, как правило, речь идет о данных после 1987 года (Dedrick, Kraemer, 2001).
4

Даже когда в исследованиях технологий широкого применения и длинных волн выделяются периоды временного замедления темпов роста выпуска или даже приостановки этого роста, сохраняется установка на монотонное смещение инвестиционных приоритетов в пользу новых технологий. К описанию инновационной динамики как монотонного процесса тяготеют и хрестоматийные модели эндогенного роста (Romer, 1990; Grossmsn, Helpman, 1991; Aghion, Howitt, 1992), учитывающие роль накопления знаний.

5

Как показывает опыт разных технологических революций, на начальном этапе новые технологии широкого применения могут не столько активизировать процесс «созидательного разрушения» в экономике, сколько обеспечивать улучшение уже существующих производств и продуктов (Акаев, 2009; Дементьев, 2009). Таким образом эти производства обретают дополнительную инерционность, а технологическая революция – еще один аспект парадоксальности. Речь идет о способности принципиально новых технологий продлевать жизнь старых технологий, в результате созидательного улучшения отодвигать во времени созидательное разрушение. Повышение спроса на усовершенствованную продукцию может увеличить потребность в традиционных ресурсах и нарушить смещение инвестиционных приоритетов в сторону новых ресурсов и технологий.

6

Симптоматична в этой связи динамика инвестиций в информационно-коммуникационные технологии в машиностроении США (рис. 1), демонстрирующая паузу в увеличении доли инвестиций в эти технологии.

7

Рис. 1. Доля вложений в ИКТ в инвестициях в частный основной капитал машиностроения США. Источник: Рассчитано по данным Bureau of Economic Analysis USA (Table 3330 – Machinery. Investment in Private Nonresidential Fixed Assets).

см.
8

Расхождению во времени между началом использования новой технологии широкого применения (ТШП) для улучшающих инноваций в старых отраслях и началом активных структурных сдвигов, снижающих роль таких отраслей в экономике, до сих пор уделяется недостаточное внимание в исследованиях закономерностей технологического развития. Это ведет к недооценке существенных различий между этапами технологической революции. В статье в качестве принципиального свойства развития ТШП, оказывающего влияние на ресурсоотдачу, выделены изменения в характере использования новой технологии. Предложена этапизация технологической революции, учитывающая такие перемены.

9

2. Комплементарность старых и новых технологий как фактор немонотонности перехода производства на новую технологическую базу

10

В целом ряде исследований отмечается, что на практике новые ТШП лишь частично вытесняют ранее освоенные технологии (Mowery, Rosenberg, 1998). Экономическое развитие во многом происходит на основе комбинирования технологий. «Ярким примером может служить слияние электроники и металлорежущих станков, в результате чего появились высокоточные и высокоэффективные металлорежущие станки с числовым программным управлением… Одним словом, микропроцессорная революция поистине совершила переворот в технологии производства во всех отраслях экономики, начиная от металлорежущих станков и кончая автомобилями и самолетами» (Акаев, Рудской, 2017, с. 7).

11 Возможность использования элементов новой ТШП в ранее сформировавшихся отраслях придает новую интригу наблюдаемым заминкам, паузам в смещении структуры инвестиций в сторону этой технологии. Развитие экономики США – признанного лидера микроэлектронной революции, демонстрирует наличие таких пауз (см. рис. 1). Их осмысление необходимо для более глубокого понимания хода этой революции.
12 Объяснение причинно-следственных связей технологического развития предполагает описание эндогенного механизма перехода экономики на новую производственную базу. Значительно продвинулась в этом направлении К. Перес (Перес, 2011). Выполненный ею анализ фаз длинной волны показывает неоднозначную роль финансового капитала в экономическом развитии. С одной стороны, он организует отток ресурсов из обеспечивших насыщение рынков отраслей и помогает в поисках новых перспективных рынков. С другой стороны, превращаясь в финансовые пузыри, этот капитал приводит к потере части инвестиционных ресурсов. Крах такого пузыря фактически выступает катализатором не только смены приоритетов в инвестиционном процессе, но и изменений в институциональной сфере. Хотя период перехода к экономическому росту на новой основе (технологической, институциональной) назван К. Перес «переломным моментом», она же отмечает, что этот момент может длиться довольно долго. Так, в ходе подъема в США четвертой длинной волны он растянулся с 1929 по 1943 гг. (Перес, 2011, с. 88). Предшествующий переходному моменту финансовый пузырь предстает в (Перес, 2011) своего рода проекцией на финансовую сферу азартных и чрезмерных инвестиций в инфраструктуру, профильную для поднимающейся большой волны.
13 Однако сопряженные с этой волной инвестиционные процессы не сводятся к инфраструктурным проектам. Требуется уточнение того, в чем состоит смена инвестиционных приоритетов в условиях подъема длинной волны. Создание соответствующей инфраструктуры действительно является критическим фактором реализации потенциала новой ТШП. Это обстоятельство прослеживается для многих технологий. Так переход от парусных к паровым судам потребовал перестройки портового хозяйства. Развитие системы автомобильных дорог послужило своего рода катализатором спроса на автомобили. Потенциал электричества как технологии широкого применения раскрылся после строительства электростанций и распределительных сетей.
14 Вместе с тем, новые технологии обычно имеют довольно длительную историю и до формирования специфической инфраструктуры, развиваясь в недрах уже существующих отраслей. До того, как паровой двигатель привел к рождению такой новой отрасли как железнодорожный транспорт, он получил применение в текстильной отрасли.
15 Необходимость приспосабливаться к производственной базе, возникшей в результате предшествующей технологической революции, задает соответствующие приоритеты, даже если речь идет о принципиально новой технологии. Возможность относительно самостоятельного развития этой технологии меняет инвестиционные приоритеты.
16 Такую смену приоритетов можно охарактеризовать как переход от улучшающих к радикальным инновациям на основе новой ТШП.
17 Улучшающие (поддерживающие) инновации традиционно противопоставляются радикальным инновациям. Обычно в качестве улучшающей (приростной) рассматривают инновацию, направленную на улучшение параметров производимых продуктов и используемых технологий, совершенствование продукции и технологических процессов. Преобладает представление, что если товар создан на основе некоторой технологии, то и улучшающие этот товар инновации – это совершенствование все той же технологии, включая внедрение некоторых локального характера изобретений. Действительно, можно привести много соответствующих примеров. Однако существуют ситуации, которые не вписываются в приведенные представления. Открытый в апреле 1938 года 27-летним учёным-химиком Роем Планкеттом тефлон (политетрафторэтилен) трудно назвать изобретением локального масштаба. Его применяют в химической, электротехнической и пищевой промышленности, в медицине, в транспортных средствах, в военных целях. В производстве посуды тефлон является улучшающей инновацией, придающей посуде антипригарные свойства.
18 Если исходить из того, что в результате радикальных (базисных) инноваций появляются новые отрасли и продукты, основанные на новых научных принципах, оправданно следующее соотнесение радикальных и улучшающих инноваций. При улучшающих инновациях существующие продукты останутся конкурентоспособными. Радикальные инновации превращают существующие продукты в неконкурентные и устаревшие.
19 При исследовании эволюции инвестиционных приоритетов следует учитывать, что одна и та же новая технология может выступать в качестве и улучшающей, и базисной инновации. Иллюстрацией улучшающей роли реактивных двигателей может служить установка ракетных ускорителей на поршневые самолеты. Время радикальных инноваций в самолетостроении наступило, когда воздушно-реактивный двигатель заменил поршневой. Еще одна иллюстрация использования будущих базисных инноваций в качестве улучшающих – установка паровых двигателей на парусные суда. Период, когда эти двигатели служили вспомогательным средством, оказался довольно долгим. Только в 1899 году Атлантику впервые пересек пароход, на котором не было мачт для парусов. Когда паровой двигатель на парусном судне играет вспомогательную роль, можно говорить об этом двигателе как об улучшающей инновации. При отказе от парусов он становится базисной инновацией.
20 Оправдано выделение двух типов улучшающих инноваций.
21 Приростные улучшающие инновации ограничиваются развитием уже используемых технологий;
22 Модифицирующие улучшающие инновации сохраняют принципиальную технологическую базу продуктов и производственных процессов, но привлекают новые технологии для их совершенствования.
23 Начальная коммерциализации крупных изобретений часто происходит в форме модифицирующих улучшающих инноваций. Как показывает опыт, порой уже на этапе модифицирующих инноваций начинается тестирование различных технологических направлений в развитии техники. Так разработка твердотопливных и жидкостных ракетных ускорителей для поршневых самолетов внесла свой вклад в становление соответствующих двух направлений в ракетостроении. В развитии судовых движителей гребное колесо и гребной винт – два технологических направления, довольно долго соперничавших между собой в эпоху пароходов.
24 Чаще всего взаимодействие новых и старых технологий в условиях доминирования последних описывается как конкуренция между этими технологиями за ресурсы и потребителей. Однако, как показывают представленные примеры, это взаимодействие имеет более сложный характер. Конкуренция между фирмами за потребителя, обостряющаяся при насыщении рынка продукцией старых технологий, побуждает к использованию принципиально новых технологий как улучшающих для уже существующих производств.
25 В процессе созидательного разрушения эти производства не являются лишь балластом для обновляющейся экономики или лишь объектом реанимации с помощью технологий новой волны. Состояние отраслей, воплощающих нисходящую длинную волну, имеет значение как для лидирующего, так и для догоняющего развития. Существующие отрасли играют большую роль в накоплении знаний и человеческого капитала. Имеющийся запас знаний влияет на возможности и их заимствования, и самостоятельного приращения. Слишком резкое свертывание инвестиций в производства нисходящей волны способно затормозить подъем новой волны в лидирующей экономике.
26 Правомерен вывод, что на начальном этапе своей истории многие радикальные инновации оказываются заложниками состояния уже существующих отраслей. Слабый уровень развития этих отраслей способен лишить спроса зарождающиеся новые отрасли, стать барьером на пути их роста. В таких условиях могут оказаться неэффективными меры по стимулированию малого инновационного бизнеса, сосредоточенные на самом этом бизнесе.
27 Выделение двух типов улучшающих инноваций помогает осмыслению заминок в подъеме длинной волны. Немонотонность подъема длинной волны фигурирует в виде выделения двух ее пульсаций. Первая из них – результат модифицирующих улучшающих инноваций. Возможности улучшения существующих технологий и продуктов за счет технологий новой длинной волны имеют свои пределы. Переходный период между длинными волнами – время разработки и коммерческой оценки принципиально новых продуктов, выявления и тестирования рынком новых технологических направлений. Вторая пульсаций длинной волны обеспечивается ростом новых технологических совокупностей, что соответствуют технологическим направлениям, прошедшим такое тестирование. Институциональные условия во многом определяют интенсивность поисков новых технологических направлений, длительность переходного периода, темпы роста новых отраслей.
28 Учет способности новой ТШП на ранней стадии развития выступать в качестве модифицирующих улучшающих инноваций, а на более поздней стадии - в качестве базисных инноваций позволяет объединить концепции Г. Менша и К. Фримена. Эти концепции расходятся в трактовках спускового механизма инноваций и времени его активизации. В соответствии со взглядами Г. Менша, к внедрению технологий новой длинной волны подталкивает спад в развитии старых отраслей (depression-trigger). Концепция К. Фримена фокусирует внимание на взаимном спросе новых отраслей уже после выхода из депрессии, что приводит к кластеризации этих отраслей. Можно говорить о фактической интеграция этих концепций в двухфазных моделях развития ТШП (Aghion, Akcigitz, Howitt, 2013). На первой фазе разрабатываются промежуточные продукты (компоненты) новой ТШП и осваивается их производство, вторая фаза наступает при наличии спектра компонент, достаточного для начала производства конечной продукции этой ТШП.
29 В какой мере выделение этих фаз отвечает реальному ходу событий, можно судить по опыту США, признанного лидера в развитии информационно-коммуникативных технологий. Этот опыт свидетельствует о том, что довольно длительное время такие технологии служили основой для инноваций, улучшающих уже существующие технологические уклады, и лишь позже привели к радикальному обновлению технологической базы производства и отраслевой структуры экономики.
30

3. Парадокс фондоотдачи в частном секторе промышленности США

31

Новая ТШП переживает не один, а несколько периодов, характеризующихся высокой скоростью ее распространения в экономике. Об этом можно судить по динамике доли активов, воплощающих информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), в активах нефинансового сектора США (рис. 2).

Рис. 2. Доля компьютеров, программного обеспечения и коммуникационного оборудования в нефинансовых активах частного сектора США. Источник: Рассчитано по данным Бюро экономического анализа США (BEA USA), Table 2.1. Current-Cost Net Stock of Private Fixed Assets, Equipment, Structures, and Intellectual Property Products by Type

см.
32 В качестве периодов быстрого распространения ИКТ в экономике США выделяются следующие: 1960-1970; 1979-1986; 1995-2000 гг. Между этими периодами доля соответствующих новой ТШП активов может даже снижаться, как это произошло в 1972-1976 гг. Наращивание доли ИКТ активов сопровождалось в 1962-1969 и в 1995-2000 гг. снижением среднего возраста оборудования и программного обеспечения в промышленности США (рис. 3). В период 1979-1985 гг. рост доли ИКТ активов происходил на фоне устаревания оборудования.
33 Рис. 3 фактически свидетельствует о переключающемся режиме воспроизводства: с режима замедленного воспроизводства оборудования происходит переключение в режим ускоренного его обновления. Причем такая смена режимов наблюдается не просто для отдельных сегментов производственной базы (Маевский, Малков, 2015), а для экономики США в целом.
34

Рис. 3. Средний возраст оборудования и программного обеспечения в частном секторе промышленности США. Источник: Рассчитано по данным Бюро экономического анализа США (BEA USA), Table 3.9E. Current-Cost Average Age at Yearend of Private Equipment and Software by Industry

см.
35 В 1960-е экспансии ИКТ и омоложению активов способствовало некоторое повышение инвестиционной активности (соотношения инвестиций и валового выпуска) частного сектора промышленности США (рис. 4).
36 В 1970-е годы это соотношение продолжало расти, хотя и неустойчивым образом. При этом существенных изменений не произошло как в возрасте оборудования, так и в доле ИКТ в активах.
37 В 1980-е соотношение инвестиций и ВВП частного сектора уменьшалось. Такая тенденция сопровождалась ростом возраста оборудования. Доля же ИКТ в активах быстро увеличивалась лишь до середины десятилетия.
38 В 1990-е повышение инвестиционной активности привело к значительному омоложению оборудования. С середины этого десятилетия до 2000 года росла доля ИКТ в активах.
39 В первое десятилетие 21 века инвестиционная активность упала до самого низкого с 1947 г. уровня. Доля ИКТ в активах сокращалась, а возраст оборудования увеличивался.
40 Судя по рис. 5, траектории изменения рентабельности активов и фондоотдачи весьма похожи, хотя фондоотдача имеет относительно более ограниченную амплитуду колебаний в разные периоды. Сопоставление рис. 4 и 5 позволяет заключить, что эти показатели не служили универсальными ориентирами для инвестиционной активности частного бизнеса.
41 Если с 1958 до 1965 г. тенденция роста инвестиционной активности наблюдалась на фоне повышения фондоотдачи и рентабельности активов, то после 1965 и до 1980 г. эта тенденция продолжалась уже при снижающейся фондоотдаче и рентабельности активов.
42 В 1980-е годы инвестиционная активность падала при в целом повышательной тенденции изменения фондоотдачи и при отсутствии существенного роста рентабельности активов.
43 В 1990-е повышательную тенденцию демонстрируют все три показателя.
44 С 1997 г. траектория рентабельности приобретает пилообразный характер, тогда как инвестиционная активность и фондоотдача падают до 210 г.
45

Рис. 4. Соотношение инвестиций и валового выпуска частного сектора промышленности США. Источник: Рассчитано по данным Бюро экономического анализа США (BEA USA), Table 3.7ESI. Investment in Private Fixed Assets by Industry, Gross Output by Industry.

см.
46

Рис. 5. Рентабельность производственных активов и фондоотдача в частном секторе промышленности США. Источник: Рассчитано по данным Бюро экономического анализа США (BEA USA), Table 6.16B. Corporate Profits by Industry, Gross Output by Industry, Table 2.1. Current-Cost Net Stock of Private Fixed Assets, Equipment, Structures, and Intellectual Property Products by Type.

см.