Possible incentives and practices for the rationalization of nature management in agriculture
Table of contents
Share
Metrics
Possible incentives and practices for the rationalization of nature management in agriculture
Annotation
PII
S111111110000047-4-1
DOI
10.33276/S0000047-4-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Victor Denisov 
Occupation: Chief Researcher
Affiliation: CEMI RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract
The possibilities of strengthening incentive motives for rural commodity producers in the expansion and qualitative renewal of natural resources for industrial purposes and the environment are explored. Approaches to the decision of a question on increase of their interest in own financing of works on protection and restoration of natural resources are offered. One such incentive could be a complete exemption from the land tax levied on that part of the economic land on which work has been carried out to increase their productivity, as well as from additional lands under cultivation, with the obligatory condition that the output of production increases. Another, even more effective incentive could be a significant reduction in the tax rate from profit in the case of a more complete use of the production and resource potential compared with the previous period.
Keywords
natural resources, agricultural economics, modeling of nature use options.
Received
30.08.2018
Date of publication
20.11.2018
Number of characters
19760
Number of purchasers
4
Views
458
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 В основе большинства известных теоретико-методологических подходов к определению экономической эффективности природоохранной деятельности лежит представление ее как приращение прибыли в сфере производства вследствие сохранения, восстановления или нового освоения ресурсов. И, следовательно, сохранение или вовлечение ресурсов в хозяйственный оборот не является самоцелью. Целью является рост объемов производства и его эффективности. Повышение продуктивности естественных ресурсов, находящихся в пользовании товаропроизводителей, является средством достижения этой цели. К сожалению, приходится признать, что в настоящее время далеко не всем хозяйствующим субъектам в сфере материального производства доступно или выгодно вкладывать собственные накопленные средства (если они имеются) в поддержание или расширение ресурсного потенциала. В сельскохозяйственном производстве большинство видов природоохранных, ресурсовосстановительных работ требуют больших капиталовложений, и лишь небольшая их часть может быть выполнена с помощью текущих затрат, например, на внесение удобрений для поддержания плодородия и т.д. По материалам обследования хозяйств центральных областей России, проведенного в 2015-2017 гг., выявлено, что срок окупаемости вложений на проведение работ по рекультивации сельскохозяйственных земель (главный ресурс в сельском хозяйстве) нарушенных в ходе промышленного и жилищного строительства, прокладке транспортных магистралей, объектов инфраструктуры и т.д., составляет в среднем 8-10 лет, что более чем вдвое превышает приемлемую норму. Окупаемость противоэрозионных мероприятий (закрепление оврагов, лесонасаждение и т.д.) составляет 6-7 лет, что также много. Причина низкой эффективности вложений в ресурсовосстановление кроется в слабой отдаче производства в виде прироста продукции. Если темпы повышения затрат опережают рост производства, правомерно, казалось бы, было усомниться в целесообразности такого рода издержек и соответственно − необходимости придерживаться воспроизводственного принципа природопользования в хозяйственной деятельности.
2 Однако такой вывод неверен ввиду следующего важного соображения: нельзя допустить не только снижения объемов выпуска сельскохозяйственной продукции в масштабах страны, но и оставления его объема на современном низком уровне. Чаще всего такая задача на предприятиях решается не путем освоения прогрессивных технологий, которые пока труднодоступны, а путем более полного использования имеющихся ресурсов, материально-технических средств, труда, а также при переспециализации хозяйства. В валовом производстве АПК доля продукции хозяйств, внедривших усовершенствованные технологии производства, пока крайне мала. Она составляет примерно 8% [1]. Вот почему отказ от ресурсовосстановления, от полного использования производственно-ресурсного потенциала не позволит решить задачу наращивания объемов выпуска сельскохозяйственной продукции, поставленной обществом в соответствии с рядом важнейших требований, главное из которых − гарантия обеспечения продовольственной безопасности страны. По существу, вынужденная необходимость высоких затрат на сохранение и воспроизводство ресурсов − следствие более общего требования не пренебрегать использованием части ресурсов с низкими продуктивными возможностями, что, как известно, и обуславливает, с одной стороны − неизбежность участия низкорентабельных товаропроизводителей в поставке продовольствия на внутренний рынок страны, с другой стороны − получение рентных доходов хозяйствами с лучшими природно-экономическими условиями. Выход из этой ситуации в мировой практике хозяйствования обозначен обязательной государственной поддержкой низкодоходных производителей в аграрном секторе, а также компенсацией ущербов, связанных с неблагоприятными метеорологическими условиями, снижающими урожайность культур, продуктивность скота [4].
3 В настоящее время наиболее желательным направлением усиления заинтересованности сельских товаропроизводителей в увеличении объемов выпуска продукции является совместное участие их и государства в дополнительных затратах на расширение производства, в том числе и путем восстановления и более полного использования природных ресурсов, особенно земли. Также для этого необходимо разделение ущербов от потерь урожая в связи с погодными аномалиями. В настоящее время в России все дополнительные финансовые и материальные нагрузки, связанные с решением этих проблем, целиком ложатся на плечи товаропроизводителя [5]. Государство от этих забот отстранено, в то же время, в сельском хозяйстве не задействованы сколько-нибудь результативные по своему действию регуляторы, побуждающие товаропроизводителей вкладывать средства в охрану и восстановление ресурсов. Практикуются лишь меры, оказывающие косвенное воздействие на позитивный выбор направлений хозяйственной деятельности, связанных с экологизацией производства. Так, например, предусмотрены штрафы с предприятий за уже допущенные экологические нарушения, повлекшие ущербы другим хозяйствующим субъектам либо природным ресурсам (загрязнение водоемов при смыве вносимых в почву химических компонентов, органических удобрений и т.д.). Мало того, что эти штрафы, чаще всего, оказываются чисто символическими, т.е. необременительными для нарушителей, они вообще по самой своей сути не могут считаться гарантией ресурсосбережения, т.к. не выполняют ограничительной функции на стадии, когда еще можно было бы предотвратить нарушение. Между тем в промышленно-развитых странах давно отказались от практики применения санкций за допущенные нарушения и заменили ее системой профилактических мер, направленных на предотвращение вероятного ущерба [2].
4 Никак не стимулирует инвестиции в охрану земельных ресурсов плата за землю пропорционально кадастровой стоимости земли согласно новому закону РФ о земельном налогообложении № 141-ФЗ [3], действующему с 1 января 2006 г. Скорее он подрывает заинтересованность в улучшении земли, ее расширении, т.к. в этих случаях хозяйству придется больше выплачивать земельного налога, особенно ощутимо это будет в тех регионах, где его ставка высока. Часто вместо окультуривания угодий хозяйству выгоднее бывает освободиться от малопродуктивной в настоящий момент земли, продав ее под строительство, переводя в другие категории и т.д. Если земля арендуется, ее производственное использование, так или иначе, сопряжено с нарушением требований сохранения её плодородия в дальней перспективе. В том, что такая тенденция наблюдается не только в прошлом, но и за последние годы, когда уже был введен земельный налог, убеждают следующие факты. С 1995 по 2015 гг. посевные площади сельскохозяйственных культур в целом по России снизились с 99,1 до 86,2 млн. га [1]. Использование имеющейся в хозяйстве земли за этот период сократилось в следующих размерах (%):
5
Области Сельскохозяйственные угодья Пашня
Новгородская 63 77
Тверская 58 69
Смоленская 57 71
Московская 79 90
Рязанская 65 79
Тульская 64 81
Воронежская 75 83
Орловская 92 88
Курская 94 85
Белгородская 94 83
Тамбовская 93 88
Саратовская 95 91
Ставропольский край 94 90
Краснодарский край 93 94
6 Таким образом, налицо деструктивная динамика землепользования в сельском хозяйстве.
7 По нашему убеждению, крайне необходимо продумать альтернативные подходы к решению вопроса о повышении заинтересованности товаропроизводителей в собственном финансировании работ по защите и восстановлению природных ресурсов, участвующих в производственном процессе. Наиболее полезным представляется, как уже отмечалось, в первую очередь − повышение рентабельности ресурсосбережения для предприятий за счет финансирования части этих работ со стороны государства − из федеральных или региональных источников:
8

Z = S + X,

где:

Z − общая сумма затрат на охрану и восстановление природных ресурсов;

S − затраты государственных средств;

X − затраты собственных средств предприятия.

9 Далее необходимо определить побудительные мотивы для предприятия пойти на часть этих издержек в размере X. Одним из таких стимулов могло бы стать полное освобождение от земельного налога, взимаемого с той части хозяйственных угодий, на которой проведены работы по повышению их продуктивности, а также с дополнительно осваиваемых земель при обязательном условии, что выпуск продукции увеличивается. Данное условие должно выполняться, чтобы исключить применение малоэффективных технологий землепользования.
10

Другим, еще более действенным стимулом могло бы быть существенное снижение ставки налога с прибыли в случае более полного использования хозяйством своего производственно-ресурсного потенциала по сравнению с прошлым периодом. В наиболее общем представлении расчетная формула ставки уплаты налога с прибыли для сельскохозяйственного предприятия должна иметь вид:

11

12

где:

n (Rt) − искомая ставка платежа при заданном R-м варианте ее корректировки в году t (в процентах к прибыли).

0< n (Rt)< 50%.

е (Rt) − заданный коэффициент корректировки базового норматива по варианту R для года t.

0< е (Rt) < 1.

N − известная действующая ставка нормативного платежа;

A (t) − фактический объем реализации продукции в натуральном выражении в году t в расчете на 1 га (центн., кормовых единиц и т.д.);

A (S) − среднемноголетний объем реализации в расчете на 1 га в прошлом периоде;

13

14

где t −число лет наблюдаемого периода.

15 Если дополнительно осваиваются неиспользуемые ранее угодья, расчет выхода продукции на 1 га производится по площади, имеющейся до нового освоения. Таким образом, расчетная величина продуктивности с 1 га не уменьшается при расширении площади.
16

В качестве условного примера можно рассмотреть расчет платежных ставок при разных соотношениях A (t) и A (S).

17 Значения заданных и искомых параметров расчетной формулы
18
Варианты N (%) A(t) (ц/га) A(S) (ц/га) (%) (%) e (R) n (Rt)
1 30,0 240 200 0,2 6,0 24,0 0,9 21,6
2 30,0 200 200 0 0 30,0 0,9 27,0
3 30,0 100 150 - 0,33 - 9,9 39,9 0,9 35,9
19 Из приведенных данных видно, что в случае превышения в текущем году выхода продукции на 1 га после восстановления и нового освоения земельных ресурсов по сравнению со среднемноголетней величиной в прошлом периоде ставка налога с прибыли понижается. И, наоборот, при зафиксированном в году t спаде производства вследствие недоиспользования земли, ухудшения ее качества ставка налога повышается.
20 Если производитель сэкономит на затратах по поддержанию плодородия, окультуриванию угодий, то потери урожая и увеличение налоговых выплат неизбежно приведут к снижению общей массы доходов и в расчете на 1 га. Необходимо обратить внимание, что в наших расчетах используются величины натуральных объемов продукции A (t) и A (S), а не стоимостных − более традиционных и привычных в экономических расчетах. Оценка полезности хозяйственной деятельности предприятия по реализации продукции в натуре должна проводиться на том основании, что такой подход исключает возможность отнесения предприятия к числу хорошо работающих, если он сдерживает выпуск продукции при имеющихся у него возможностях производить ее в больших масштабах, но реализует ее по повышенным ценам, что обуславливает высокий показатель стоимости объема. Исключена также ориентация на массу производимой продукции.
21 Необходимо оценить лишь объем фактически проданной, реализованной продукции. Этот показатель более объективно характеризует вклад товаропроизводителя в наполнение рынка его продукцией, т.к. произведенный, но не проданный продукт не может считаться общественно-полезным, тем более что часто затоваривание является следствием завышения цены предложения.
22 При введении дифференцированных ставок нормативных платежей в зависимости от полноты использования предприятиями земельных ресурсов число предприятий-льготников на начальной стадии преодоления спада производства будет невелико. Понижение ставок платежей будет компенсировано бюджету абсолютным приростом массы выплат за счет расширения производства и роста прибылей предприятий.
23 Дифференцированная по предприятиям ставка нормативного платежа должна быть установлена таким образом, чтобы, с одной стороны, она ощутимо воздействовала на его экономическое поведение, стимулируя увеличение товарного выпуска, но с другой стороны, не подрывала экономическую базу предприятия, уменьшая его остаточную прибыль при повышении ставок.
24 Другой весьма значительный фактор, который может оказывать решающее воздействие на рост производства, это уровень организации труда. Он тем выше, чем больше заинтересованность товаропроизводителя в результатах труда. При внедрении в практику хозяйствования усовершенствованной системы поощрения предприятий, повышающих этот уровень, не зависящие от усилий товаропроизводителя результаты деятельности, связанные с рентными факторами, перестанут быть единственными, определяющими выбор масштаба и направления хозяйства. Именно тогда используемые ресурсы могут считаться резервом реально доступного расширения производства и играть уже решающую роль в группах хозяйств с одинаковыми природно-экономическими условиями и уровнем организации труда.
25 Другим известным источником роста производства является его интенсификация путем увеличения капиталовложений в расчете на единицу производственно-ресурсного потенциала и использования их по наиболее приоритетным направлениям хозяйственной деятельности. Вряд ли возможно в одном, даже самом глубоком исследовании сформулировать рекомендации конкретных мер повышения экономической эффективности хозяйствования для тех или иных его природно-экономических условий. Эта задача решаема только на уровне управления предприятием. В одном случае рост доходов и рентабельности производства может быть достигнут путем переспециализации хозяйства с учетом потребностей рынка и возможностей вхождения в него в качестве поставщика продукции. В другом случае необходимым может быть освоение прогрессивных технологий, совершенствование организации управления и труда и т.д. [6]. Такого рода вариантов укрепления экономических позиций предприятия известно достаточно много. Выбор среди них оптимального и реально осуществимого − сама по себе весьма непростая задача. Но еще более сложным является поиск возможностей привлечения финансовых средств, неизбежно предшествующий реализации любого мероприятия по подъему экономики хозяйства за счет интенсификации производства или за счет расширения ресурсов. В настоящее время все большее число экономистов-аграрников признают, что не существует легкодоступного и скорого решения проблемы привлечения инвестиций, выхода сельского хозяйств из социально-экономического кризиса. Наиболее надежным является постоянное наращивание собственных финансовых и материально-технических средств путем ежегодного приращения доли накопления при распределении дохода. Другого пути не существует.
26 Одним из возможных и доступных направлений увеличения доходов сельскохозяйственных предприятий является восстановление регулярно используемой части производственно-ресурсного потенциала до прежнего докризисного уровня с соответствующим увеличением производства и реализации продукции. Это возможно там, где не были распроданы основные средства производства, не была значительно сокращена численность работников и сохранились каналы сбыта продукции. По нашим расчетам в ближайшие 3-5 лет возможен прирост производства и реализации сельскохозяйственной продукции на 15-18% за счет вовлечения в хозяйственный оборот неиспользуемой сейчас части производственно-ресурсного потенциала. Однако существенным тормозом является известное снижение рентабельности при расширении масштабов хозяйственной деятельности, если не совершенствуются технологии производства, организация управления и труда. Это наиболее типичная ситуация. Поэтому большинству товаропроизводителей в настоящее время невыгодно расширять производство. Расчеты показывают, что прирост товарного выпуска продукции сельского хозяйства на 1% сверх исходного уровня понижает рентабельность производства в среднем на 0,4%. Прибыль при этом увеличивается всего лишь на 0,2% [3]. Такая ситуация складывается вследствие большего роста издержек по сравнению с ростом дохода от реализации. Для того чтобы изменить эту тенденцию понадобится, прежде всего, перевод хозяйства на новейшие высокоэффективные производственные технологии и высокопроизводительные формы организации управления и труда. В настоящее время далеко не каждое сельскохозяйственное предприятие может себе это позволить из-за чрезвычайно высоких затрат, связанных с переходом на такие принципы хозяйствования.
27 Внедрение в хозяйственную практику системы дифференцированных по предприятиям внешних нагрузок, предусматривающей их ослабление для интенсивно и продуктивно работающих товаропроизводителей, позволит сократить совокупные затраты на 15-20% за счет значительного уменьшения нормативных платежей. В свою очередь, это увеличит прибыль даже при неизменном доходе на 10-15%. Таким образом, рентабельность производства значительно повысится, расширение масштабов хозяйственной деятельности станет уже выгодным для товаропроизводителя по чисто экономическим соображениям. Прерванный процесс согласования интересов производителя и потребителя будет восстановлен.
28 Если считать целесообразным снижение ставки налога на добавленную стоимость в качестве льгот для предприятий, расширяющих выпуск и реализацию продукции, то это заметно повысит рентабельность производства во всей хозяйственно-технологической цепи агропромышленного комплекса.
29 Характеризуя в целом предлагаемый подход к совершенствованию системы экономических регуляторов производства, используемых в условиях кризиса, необходимо сказать следующее. Некоторое усложнение порядка расчета нормативных платежей для хозяйствующих субъектов при рекомендуемой нами дифференциации по интенсивности использования своего производственно-ресурсного потенциала компенсируется достаточно эффективным их действием в качестве стимуляторов экономического роста: предприятия, в равной степени испытывающие трудности в связи с общим хозяйственным кризисом, неплатежами, трудностями сбыта продукции, имеют соответственно равные шансы в поддержании своего производства на уровне базовой мощности и его превышении. Поэтому оправдано поощрение тех из них, которые используют эти возможности тем или иным путем.
30 Рассматриваемая программа предлагает введение экономических санкций только в случае антиобщественной ориентации предприятия вне зависимости от его статуса.
31 Отличается от традиционной и система нормативов, не ставящая в качестве единственной задачи максимальное наполнение региональных и государственного бюджетов. Одной из важнейших ее функций должно стать стимулирование общественно-полезных видов деятельности − повышение товарности производства и сохранение его естественно-ресурсного потенциала. С этой целью ставки нормативных обязательств должны различаться в зависимости от поведения производителя: ужесточаться в случае антиобщественных проявлений его хозяйственной линии, ослабляться при совпадении интересов взаимодействующих сторон − производителя и потребителя.

References

1. Denisov V.I. Prioritetnye napravleniya ehkologizatsii sel'skokhozyajstvennogo proizvodstva v Rossii // Voprosy ehkonomiki i prava. 2016. № 1. S. 75-81.

2. Denisov V.I. Vozmozhnosti usileniya investitsionnoj aktivnosti v agrarnom sektore ehkonomiki Rossii // Ehkonomicheskaya nauka sovremennoj Rossii. 2015. № 2. S. 85-97.

3. Denisov V.I. Prioritety sovershenstvovaniya agrarnoj politiki v Rossii // Ehkonomicheskaya nauka sovremennoj Rossii. 2014. № 2. S. 66-76.

4. Buzdalov I.N. Unizhennyj klass: o sotsial'nom statuse i ehkonomicheskom polozhenii rossijskogo krest'yanstva // Voprosy ehkonomiki. 2011. № 4. S. 137-148.

5. Buzdalov I.N. Sotsial'nye posledstviya monopol'nogo okruzheniya i klassovoj «vtorosortnosti» rossijskogo krest'yanstva // Mezhdunarodnyj sel'skokhozyajstvennyj zhurnal. 2011. № 1. S. 3-11.

6. Nazarenko V.I. Prodovol'stvennaya bezopasnost'. M.: Pamyatniki istoricheskoj mysli. 2011. 285 s.